9 июня 2014 — Люди
Наши люди: Творческая лаборатория Emotion
О владивостокском театре огня и света

Текст: Алина Львова

24-летний Владислав Брезицкий — один из основателей движения фаерщиков во Владивостоке. В 2008 году он создал свою творческую лабораторию для всех желающих научиться танцевать с разным огненным реквизитом, а также освоить световое, фризлайт и фрик-направления. Два года подряд Брезицкий и его ученики занимали призовые места в международном фестивале «Огни Востока».

О том, чем пои отличаются от стаффа, что такое фризлайт-шоу в режиме реального времени и для чего нужны костюмы фриков, Владислав Брезицкий рассказал «Вл3000».

О начале движения

Буквально шесть лет назад во Владивостоке только единицы знали, кто такие фаерщики и чем они занимаются. О них мне рассказал друг, и я начал активно искать информацию в интернете. Все немногочисленные ролики, которые мне удалось найти, были сняты западными фаерщиками. В России в то время практически никто не занимался таким видом перфоманса. Я же сразу увлекся этим жанром, выбрал курс обучения на английском языке и начал тренироваться дома, прямо на диване. Моим первым реквизитом — самодельными пои — были два растянутых носка.

Через три месяца я впервые попробовал поработать с огнем. Вместе с другом мы начали тренироваться на стадионе в районе БАМа. Я вращал пои (фитили на цепи), а он крутил стафф (шест с фитилями на концах). Реквизит делали сами из стекловолокна — легкий и прочный, а негорящий материл (керамику, асбест, кевлар) поначалу было сложно достать.

На наши мини-выступления на стадионе приходили смотреть соседи, родители, знакомые. Огонь вызывал у людей сильные впечатления. Тогда мы поняли, что главное в работе — живые неподдельные эмоции зрителей и наши собственные. Через два года я создал творческую лабораторию и назвал ее Emotion.

О работе мастерской

Мы организовывали мастер-классы, концерты небольших творческих коллективов в Минном городке и выступали там со своими номерами. Первые ученики начали приходить в лабораторию именно после того, как побывали на какой-либо из этих камерных встреч.

Вместе с ними мы продолжали тренироваться на БАМе, потом перекочевали в Пушкинский театр. Некоторое время занимались в «Олимпийце», а затем в зале дизайн-фабрики «Заря». Сейчас оттачиваем технику на Володарского, 3а в спортивном комплексе ДВФУ.

Вообще, мы предпочитаем работать на улице, так как во многих залах низкие потолки. И хотя сам реквизит достаточно небольшой (40-50 см), его нужно постоянно держать на вытянутых руках, а для этого необходимо много свободного пространства.

Сейчас у нас в группе около 20 человек, постоянных четыре — я (основной руководитель), Олег Кочмарик (главный тренер по пои), Лиру (тренер по стаффу) и Валерия Лубова (мастер левистика — «летающей палочки»). В основном, мы работаем со школьниками старших классов и студентами. Для учеников мы часто организовываем мастер-классы различной направленности (на гибкость и пластику, на раскрепощение тела, на координацию движений), приглашаем специалистов в этих областях.

90% тренировок проходят без огня. В теплое время года мы занимаемся на улице (на Спортивной набережной, на набережной Цесаревича и возле Центра детского и юношеского спорта на Покровском парке), в холодное время года — в зале. Погодные условия для огня не имеют никакого значения, тут большую роль играет вопрос комфорта самого фаерщика. На открытии саммита, например, выступали в ливень.

Тренировки занимают от 8 до 40 часов в неделю — все зависит от того, какой цели хочешь достичь. Можно за три месяца выучить всю основную базу и красиво выступать с ней. Но движение фаерщиков находится в постоянном развитии: появляются новые техники, оборудование, разные спецэффекты. Мы следим за новинками и стараемся обучаться им в режиме реального времени.

Большой упор сейчас делаем на харизматичность и внешний вид. Специальной безопасной одежды для фаерщиков не существует, поэтому мы максимально включаем фантазию при создании образов. Главное правило — костюм не должен быть синтетическим. Нам важно не только то, что мы делаем, но еще и как мы это делаем. Именно поэтому наши программы изобилуют различными эффектами.

Emotion

Помимо огненного театра наша мастерская работает в направлениях фризлайт (рисование светом) и фрик-шоу. Для фризлайт-шоу необходимо темное помещение, ноутбук и проектор. Световой кистью в воздухе изображается узор, и за счет специальной компьютерной программы на проекторе появляется полноценное изображение. Световым шлейфом можно управлять — заморозить его полностью или частично, изменить цвет. А фрик-направление (костюмы на ходулях) идеально подходит для создания атмосферы перед выступлениями.

Инвентарь мы заказываем из Европы, но чаще делаем сами — технологии известны и материалов достаточно. Наш основной реквизит — пои, стаффы (берн, драгон, контактные), дабл стаффы, веера.

О выступлениях

Движение фаерщиков во Владивостоке распространено не так широко, как в Москве, но помимо нас в городе есть еще коллективы, с которыми мы хорошо общаемся. Бывает, что мы вместе выступаем на различных мероприятиях.

В этом году наша лаборатория в третий раз примет участие в международном фестивале «Огни Востока». Хотим взять реванш: в 2012 году я занял второе место в номинации «Соло», в прошлом — два третьих места («Соло» и «Дуэт»). Сейчас готовим полноценную программу из 6-7 номеров. В нее будут входить сольные, дуэтные и командные выступление.

Нас часто приглашают на корпоративы, свадьбы и выпускные. Каждую неделю мы выполняем от одного до трех заказов. Сейчас в арсенале лаборатории есть практически любой огненный и светодиодный реквизит. Каждая новая программа не похожа на предыдущую: они отличаются и количеством людей, задействованных в номерах, и разнообразием различных спецэффектов, начиная от использования наземной пиротехники и заканчивая фейерверками.

Во время выступления мы часто просим зрителей принять участие в номере. Когда крутишь огненным реквизитом вокруг другого человека, становишься в десятки раз внимательней и аккуратней. За всю практику у нас не возникло ни одного форс-мажора.

Серьезных профессиональных травм ни у кого из нас нет, а небольшие ожоги мы уже даже не замечаем. Танцы с огнем можно сравнить с экстремальным видом спорта. Во время выступления получаешь такой заряд адреналина, что ни на что не обращаешь внимания. Но для того, чтобы добиться отточенной техники, нужно потратить много времени и сил.

На тренировках мы делаем одно хорошее упражнение: кто-то крутит реквизит с закрытыми глазами (естественно без огня), а остальные специально создают всевозможные помехи. Задача человека — не сбиться. Все движения должны быть отточены до автоматизма. Ведь фаерщик должен не просто красиво жонглировать огнем на сцене, но и нести ответственность перед зрителями за все свои действия.

Фото: Евгения Литовченко, Елена Казаченко, Юлия Варнава
  • ViGtor Samovaroff

    Эти ребята очень крутые. Не очень любил раньше фаер-шоу, потому что они все были одинаковые, а участники не харизматичные. Во время прошлогоднего фестиваля увидел их выступление на Спортивной набережной и просто замер от восхищения.

  • Юля

    буквально вчера, на набережной возле фонтана наблюдали с другом за вами)я еще в прошлом году подумала об этом,а почему бы и не попробовать)но наверное нужна хорошая физическая подготовка….ведь приятнее смотреть на подтянутого,стройного фаерщика), поэтому прошу вас, напишите пожалуйста, как начинаются тренировки(по-шагово),дайте мне информацию для размышления), ведь СЧАСТЬЕ В МЕЛОЧАХ

Новые материалы