28 марта — Люди
Никита Тихонов-Рау и Ольга Арлаускас: Люди во Владивостоке — настоящее сокровище
Интервью московских режиссеров, которые сняли документальный фильм про столицу Приморья

Текст: Елена Белова

Известный режиссерский тандем Никита Тихонов-Рау и Ольга Арлаускас летом прошлого года снял документальный фильм о Владивостоке под названием «Выпрямительный вздох». В феврале трейлер картины появился в интернете, премьера намечена на осень этого года.

Расскажите о том, как вы решили полететь через всю страну и снять фильм «Выпрямительный вздох»? С чем это было связано?

Никита Тихонов-Рау: Мы знаем, что живем в самой большой стране на Земле, но никогда не представляли себе, насколько она большая. Судьба дала нам возможность узнать Россию лучше — снять кино про Дальний Восток, про его проблемы и стратегию развития. Именно так было написано в формулировке Министерства культуры, при поддержке которого снят этот фильм. Кино стало для нас возможностью сформулировать самое наболевшее, что касается развития нашей страны в целом, а не только Дальнего Востока.

Ольга Арлаускас: Мы понимали, что полетим на Дальний Восток и снимем там фильм. Рассматривались разные точки региона, но в итоге нас занесло судьбоносными ветрами во Владивосток. Мы собирались снимать фильм с другим названием, с другой концепцией… А появился сам собою «Выпрямительный вздох». Так часто бывает в документальном кино. Хотелось снять что-то одно, но жизнь подсказала и дала другое. У нас был очень серьезный рисерч, поиск и обсуждения, но жизнь все равно оказалась богаче. Не будет преувеличением сказать, что фильм появился на свет сам собою, стихийно. И от этого нам сложно про него говорить. Мы с ним до конца и сами незнакомы. Возможно, зритель скажет точнее и лучше, чем мы.

ART-VERSION_8

Если не брать синопсис фильма, то, для каждого из вас, он о чем? Что считаете самым важным сказать?

Ольга Арлаускас: «Мы живем, под собою не чуя страны» — это цитата Осипа Мандельштама, который невольно стал одним из героев фильма.
Да, действительно, именно так мы и живем.

От Москвы до Дальнего Востока люди шли пешком, чтобы освоить эту огромную землю. Вкладывали силы. Во время войны люди умирали за эту землю. Во времена репрессий в эту же землю одни люди скидывали других, причем лучших. Того же Мандельштама. Сейчас по земле ходим мы с вами, и хочется, чтобы эта пешая прогулка длиною в жизнь была осмысленной. Чтобы на земле были только дома и сады, только голые пятки детей, только роса, только свобода и покой. Об этом кино.

Какая фестивальная история будет у фильма? Когда планируется премьера во Владивостоке, и на какой площадке она пройдет?

Никита Тихонов-Рау: Премьера будет в апреле на кинофестивале в Омске. Во Владивостоке, надеемся, что фильм увидят уже в начале осени. Как только будет известно место, мы сообщим, но нам бы хотелось, чтобы фильм смог принять участие в фестивале «Меридианы Тихого». Мы также будем подавать его на главные российские фестивали документального кино и ряд иностранных фестивалей, включая IDFA, Leipzig, Vision Du Reel, хотя должен сказать, что прежде всего это кино для российского зрителя, про нашу жизнь. Глубоко понять и почувствовать фильм сможет только русский человек. Русский — по культурной принадлежности, конечно, а не по национальности.

Ольга Арлаускас: Предчувствуем, что наш зритель — молодой, такой же, как и мы. Темы и способы их раскрытия мы подбирали интуитивно, обращаясь к сверстникам. Почему я это подчеркиваю? Общаясь с почтенным профессором, которому за 80, мы выбираем совсем иные слова, ритм и интонацию, чем, скажем, для общения с компанией сверстников. Так и с фильмом. Наш зритель — это россиянин, которому нет 40 лет, человек, пытающийся осмыслить себя на перекрестке времени и пространства. Поэтому фильм будем показывать по всей России. Не думаю, что иностранцы его поймут.

ART-VERSION_16

Какие мысли у вас были до поездки во Владивосток, а какие остались после — от города и его людей?

Ольга Арлаускас: Мы не знали, как живут и чем живут люди во Владивостоке. Оказалось, что главное — у нас общая история, общий язык, общий культурный код, общий генотип. Но есть разница: у нас, москвичей, информационная интоксикация, усталость от переизбытка новостного потока. На Дальнем Востоке возникает ощущение, что ты убежал куда подальше от эпицентра взрыва, от источника проблем. Ты видишь море и воздух. И можешь глубоко вздохнуть. И это позволяет людям быть человечнее. Притом, что проблем, как и по всей России, хватает. Люди здесь, в большей степени, принадлежат самим себе.

Никита Тихонов-Рау: Владивосток надо знать! И видеть! Ты никогда не сможешь ощутить свою связь со страной, если ты не побывал на Дальнем Востоке. А главное, приехав туда, — знакомиться с людьми. Люди во Владивостоке — настоящее сокровище, и мы скучаем по всем героям нашего фильма и всем, кто нам помогал. Когда мы вернулись в Москву, нас снова засосала текучка, суета, и мы с чувством легкой зависти относимся к той полноте проживания жизни, которая доступна жителям Дальнего Востока. Полноте, которая доступна в таких идеальных, естественных, гениальных декорациях, которые созданы самой природой.

Какие места во Владивостоке произвели на вас наибольшее впечатление?

Никита Тихонов-Рау: Острова Русский и Рикорда, морские пейзажи, маленькие деревеньки. Село Тигровое и храм в тайге. И, пожалуй, потрясло бездумное обращение людей с этими божественными декорациями, в которых им посчастливилось жить.

Освоение острова Русский происходит по принципу «бабочек-однодневок». Люди не думают, что завтра они приедут туда опять и снова увидят там гору мусора, которую сотворили сегодня. Это одно из проявлений нашего российского менталитета. Нам всегда кажется, что земли и ее ресурса много, хватит всем и всегда, землей можно пользоваться расточительно, как будто она ничья. И об этой нашей трагедии, в частности, наш фильм.

Как вы подбирали героев фильма, на чем основывались?

Никита Тихонов-Рау: Всего нами рассматривались в качестве участников фильма около тридцати человек. В процессе знакомства с ними мы остановили свой выбор и сняли семерых. А в окончательную версию фильма вошли пять главных героев.

Ольга Арлаускас: Герои нашего фильма — это люди, которые очень четко осознают свою взаимосвязь с предыдущими поколениями и с тем, что происходило до их рождения. И они несут за это ответственность. Они понимают, что после того, как они уйдут, они должны оставить что-то после себя. Созидатели в высшей степени! Это и есть их главная отличительная черта. И именно они нам были по-человечески близки и понятны.

ART-VERSION_13

Насколько технически сложно было работать во Владивостоке, что касается историй, героев, операторов?

Никита Тихонов-Рау: Работать было очень интересно. Все оказывали нам большую помощь. Возили в самые необычные места, показывали лучшие точки для съемок.

Очень большую помощь оказал Алексей Чижов, который помогал нам в организации и перемещении по городу. Он был для нас своего рода «фиксер». На киношном языке это значит местный, человек, который все знает и всегда все может подсказать. Очень хотим в этом интервью поблагодарить его за помощь, которую он оказал проекту.

Также мы сотрудничали с двумя местными операторами, которые ежедневно получали от нас задачи и отправлялись снимать материал. Это Владимир Спевак и Игорь Кныш. Множество кадров, вошедших в фильм, сняты именно ими.

Есть еще много других людей, с которыми мы познакомились и которые активно помогали в работе над проектом, и мы всем очень благодарны.

ART-VERSION_12

Вы читали первые комментарии владивостокцев о том, что в трейлере Владивосток показан как не оптимистичное место, мол, снова москвичи приехали, ничего не поняли и сняли «непонятно что»?

Никита Тихонов-Рау: Комментарии мы читали. Они разные. У людей разные мнения и разное восприятие действительности, в которой мы существуем. Любые произведения для того и создаются, чтобы возникало пространство для дискуссии, размышлений, освобождения чувств.

Ольга Арлаускас: Я не делю на оптимистическое и пессимистическое. Есть жизнь. И наша задача ее фиксировать. Жизнь — она разная, она парадоксальная. И именно в этом вся красота и объем.

Если вы смотрите фильм, в котором герой с первой секунды ходит и улыбается, и так полтора часа экранного времени улыбается без устали, вы заскучаете. Потому что в фильме ничего не происходит. Потом подумаете, что герой сумасшедший, ведь любой человек не только улыбается, но и испытывает огромную палитру эмоций. Возможно, вы решите под конец, что вечно улыбающийся герой — представитель концептуального искусства. Но вы не назовете это «оптимистическим фильмом».

Если кто-то целенаправленно хочет получить дозу оптимистического вольтажа, то можно посмотреть рекламу, например, самой шоколадной шоколадки в мире. Будет сладко и однозначно. В кино, в нашем по крайней мере, так не бывает.

Что вы думаете по поводу развития документального кино в регионах?

Никита Тихонов-Рау: Документалистика — очень острый скальпель для вскрытия реальности. Реальности в ее самых острых состояниях и проявлениях. Казалось бы, ровно то же самое делает и новостной сюжет по телевизору, но это не так.

Новостной сюжет — это лишь информация, а значит идет по верхам. Документалистика, идя через героя, через его суть, дает возможность заглянуть глубоко внутрь, увидеть мотивы, стремления, истинные желания.

Думаю, что в сегодняшней России есть очень большой запрос общества на глубокий, содержательный разговор, разговор о сути вещей, о нашем прошлом и будущем. Документальное кино все это может дать. Поэтому я, например, взялся за дистрибуцию документального кино в Гильдии неигрового кино и ТВ.

Сейчас мы впервые в России строим национальную сеть киноклубов, которая объединит документальные киноклубы по всей стране, где каждый желающий сможет прийти, посмотреть лучшее российское документальное кино и сразу же обсудить его с другими зрителями.

Кстати, Владивосток в этом смысле впереди всей России. Осенью 2013 года Гильдия заключила партнерское соглашение с Центром современного искусства «Заря», в рамках которого жители города могут регулярно смотреть актуальное документальное кино.

Что касается съемок своих собственных документальных фильмов молодыми режиссерами — проблема не в том, чтобы взять камеру, снять и смонтировать. Проблема в том, про что снимать. И тут каждый, кто хочет заниматься этим, должен заглянуть внутрь себя, понять, что его волнует и что бередит сердце. И браться только за это. С холодным носом снять хорошее кино невозможно.


По теме: Интервью: Ярослав Михеев о киноклубе «Владивосток.DOC»

  • http://www.schoolfornepal.org/ Roman Gek

    офигенный репортаж!!!

Новые материалы