26 марта 2014 — Люди
Городские художники: Ильяс Зинатулин и его разноцветные панно
«В "РП 68-2 (трансформатор)" я "спрятал" старого полковника, сидящего в кресле с котом на руках»

Текст: Яна Гапоненко
Фото: Марго Попович

«Ильяс, вам бы художником на фабрику ковров. Более нелепой муры в живописи я не видел». Именно это мнение из книги отзывов во время последней персональной выставки в Приморской картинной галерее Ильяс Зинатулин особенно выделил.

О том, живопись ли его панно для ковров, почему пластик утилитарнее холста и причем здесь Kraftwerk — на эти темы с Зинатулиным поговорила Яна Гапоненко.

Про выставку в картинной галерее

На выставке были собраны мои работы за последние два с половиной года. Причем еще около 25 картин серии у меня остались в мастерской. Сначала я хотел назвать экспозицию нарочито просто и иронично «Выставка “Выставка”», вспомнив Сорокина и его «Роман “Роман”». Но в итоге остановился на «Neu» (с немецкого «новое»), по названию электронной группы, и памятуя свои таллинские корни. Я сделал выставку без каких-либо надежд на продажи или поиск особого зрителя.

О концепте своих работ

Однажды кто-то из современных прозаиков сказал, что чем меньше что-то похоже на искусство, тем больше вероятность того, что это и будет являться искусством. Так вот, я с этим полностью согласен.

Внешний смысл моих работ нивелирован и сведен к графоманству. Главное — это, по Кастанеде, сумерки, которые на самом деле «трещины между мирами». Именно поэтому, например, в картине «РП 73-1 (строматы)» я оставил зазор между двумя абсолютно идентичными зеркально отраженными работами, составляющими диптих. Этот промежуток между двумя мирами — своего рода единственный катарсис, который можно получить из диптиха. Поверхностный смысл изображенного на моих работах не имеет никакого значения и сдувается как пыль.

РП 73-1 (строматы)

РП 73-1 (строматы)

Конечно, хочется зрителя думающего, но я не притязателен в этом смысле. У меня есть друг Николай Козаков, который вот уже третий год проявляет искренний интерес к моему творчеству. К его мнению я по-настоящему прислушиваюсь, он для меня эдакий пелевинский персонаж.

О пластике и «ковриках»

Я работаю на пластике. Он функционально удобен. Холст сложнее, но к нему я еще планирую вернуться. Тогда это уже будут картины, а сейчас я делаю «объекты», и сама живопись имеет утилитарное значение.

Ты можешь пользоваться пластиковым пакетом пять минут, а разлагаться он будет четыреста лет. Бросовый и привычный материал, пластик выступает в роли бездуховного начала, которое исключает вообще все, оставляя за собой лишь факт намерения действия. Пластик все стерпит.

Zinatulin (8)

Мастерская Зинатулина существует с момента постройки здания в 1979 году. Раньше хозяином здесь был его отец, член Союза художников России

Я часто делю работу на четыре части. Картина, как известно, должна помещаться в лифт. Работа, состоящая из четырех частей, монтируется около десяти минут. При этом каждая из частей может рассматриваться как вполне автономное самостоятельное произведение.

У меня была идея поставить работы на пол на выставке, но опасность задевания зрителем обувью остановила меня. Хотя так лучше читалась бы идея того, что мои объекты — «коврики». Да и в мастерской я пишу свои работы горизонтально, на полу. Каждая работа названа сокращением РП — «разноцветное панно». В скобках даны литературные названия (трансформатор, электростанция) — для расшифровки зрителю.

Zinatulin (7)

О технике работы

Все работы выполнены обычным акрилом. Для меня важна сама по себе краска как материал. Мне хочется, чтобы зритель не отходил далеко, чтобы он рассматривал детали. Несмотря на спонтанную покраску, композиция на полотне четко выверена.

Мне важно писать работы так, как писали наши деды, — нарочито просто. Самое важное сейчас, на мой взгляд, это чистота жанра. Постмодернизм уже приелся. Никакого абстракционизма в XXI веке быть не может — парадигма полностью изменилась. Кто-то причисляет мои работы к абстракционизму, кто-то — к абстрактному экспрессионизму. Я не крашу бессознательно, как повар. Идеальных прямых линий провести невозможно — я работаю вручную, без линейки. При благоприятных условиях на одну работу уходит около месяца.

Zinatulin (13)

Джексон Поллок работал импульсивно, вызывая духов и позволяя им работать через него, как через медиума. Мои же «набрызги» разлиты в спланированной последовательности. Я стараюсь, наоборот, подчинить духов. Я знаю, какой формы должно быть пятно, и даю ему направление. Поллок был гением, а я — просто хитрый. Марка Ротко в свое время называли художником для интерьеров. Его ошибкой было то, что он стал презентовать свои работы как искусство. Но он не делец, он делал все всегда искренне. Помня об этой участи, я сразу отказался от статуса «картины» и назвал каждую работу «разноцветным панно».

У меня была идея сделать рулон, по которому можно ходить. Я посмотрю, как поведет себя краска на баннерной ткани. Интересно писать на рулоне, которому нет конца. Но это слишком очевидный ход.

О полотнах на выставке

«РП 82-0 (электростанция)» — одна из последних дописанных работ, которая является уже гораздо более литературной. По сути, на ней изображен крест.

Одна из работ оказалась названа неожиданно актуально — «Kiev mission», хотя это лишь потому, что я часто работал под немецких электронщиков Kraftwerk. В левой части этого диптиха угадываются очертания животного, плывущего сквозь льды, которого я прозвал «мишкой на севере». Это бонус в виде смысла, если кому-то будет нужно его найти.

РП 12-5 «Kiev mission»

РП 12-5 «Kiev mission»

В «РП 68-2 (трансформатор)» я «спрятал» старого полковника, сидящего в кресле с котом на руках. Но, на самом деле, это все случайности.

Очередной смысл я формально включил, например, и в работу «РП 11-11 (схема)», где изображенное в левой части холста словно переворачивается в правой и выходит из него.

РП 11-11 (схема)

РП 11-11 (схема)

О планах на будущее

Перед персональной выставкой в Артэтаже в июле у меня наверняка появятся несколько промежуточных работ.

А пока я начинаю писать новую серию полотен небольшого размера. Это части листа пластика 3×2 метра, разрезанного на восемь составляющих.

Позже планирую вернуться с пластика к более традиционному материалу — бумаге, картону, может быть холсту.

Новые материалы