24 марта 2014 — Люди
Гости города: Французский фолк-певец Ян Тамбур
О поиске идеального инструмента, любви к Motorama и нелюбви к «Икее»

Текст: Ольга Продан
Фото: Марго Попович

Ян Тамбур (Yann Tambour) — автор-исполнитель из Франции, известный по проекту Encre. В 2005 году он сбежал из Парижа и провел два года в полном уединении, после чего увлекся игрой на африканском инструменте коре и основал фолк-проект «Thee, Stranded Horse».

Во Владивосток Яна Тамбура пригласил выступить «Альянс Франсез-Владивосток» в рамках Дня франкофонии в России. Музыкант приехал вместе со звукоинженером Матью, дал единственный концерт в филармонии и познакомил зрителей с уникальной звуковой смесью этнической коры и французского шансона.

Как вы отреагировали, когда узнали, что поедете в тур по России?

Появилось огромное желание открыть для себя страну, которую совсем не знал. Я всегда рад любым поездкам. Владивосток — первый город в туре по России. Дальше будут Иркутск, Новосибирск, Екатеринбург и Пермь.

Вы смотрели в интернете, что это за город — Владивосток?

У Матью на это времени не было, а я чуть-чуть посмотрел и пообщался с парой друзей, которые уже знают Россию. Говорят, что из-за отдаленности Дальнего Востока у вас совершенно другой образ жизни, и ментально люди отличаются от тех, которые живут в центральной части России. Интересно увидеть эту разницу. И страна у вас настолько огромная, что вы больше ассоциируетесь с Азией, чем с Европой.

Yann Tambur vl (6)

Вы учились в музыкальной школе?

В семь лет я начал заниматься классической гитарой, но академического образования не получил, потому что, в какой-то степени, был автодидактом. Я занимался с преподавателем: он давал индивидуальные уроки и ставил мою игру, но сам по себе тоже не обладал слишком академичной манерой преподавания.

В молодости я играл в разных группах. Это был опыт и рока, и независимой музыки. А в 2001 году создал проект Ink, который строился больше на акустике и французских текстах. Сейчас почти весь мой репертуар на английском языке, и только несколько песен — на французском.

В 2005 году я увидел выступление традиционного исполнителя, который играл на коре. С того момента и влюбился в этот инструмент: кора буквально вытеснила гитару. В ней я объединяю свою любовь к французскому шансону и новым веяниям.

Yann Tambur vl (5)

Как затворничество после проекта Encre повлияло на ценности в музыке?

Париж — урбанистический город, в полном смысле этого слова, там задыхаешься. Захотелось сменить атмосферу, и я отправился в Нормандию — место, где вырос, настоящую деревню с диким берегом моря, который выходит на Ла-Манш. Результатом уединения стала запись полноценного альбома. После этого поехал в Великобританию, где успел пожить и учиться.

То есть, на коре вы не играли до того, как покинули Париж?

Нет, с корой я познакомился как раз до этого перерыва. Во время турне с Encre, в Германии, я увидел кору в витрине магазина. И потом специально вернулся в Берлин один, без команды, чтобы ее купить. В Париже учился играть самостоятельно, с помощью интернета. Тот период как раз совпал с моим решением уехать, поэтому в Париже я успел написать только первые две композиции на коре. (Ян достал из кармана маленькую железную деталь и показал ее Матью. Они засмеялись).

Что это такое?

Какая-то штука для самостоятельной сборки мебели из «Икеи». Забыл вытащить ее из кармана! Я — молодец, привез ее в Россию (смеется). Видимо, она спокойно прошла через все детекторы и металлоискатели. Терпеть не могу всю мебель из «Икеи», а деталька оказалась у меня случайно.

Yann Tambur vl (2)

Во Франции «Икея» на особом положении?

Только у меня, из экологических соображений. Я не люблю покупать вещи на два-три месяца, а потом их выкидывать. Обычно я использую предметы, которые можно переработать и дать им «вторую жизнь».

Например, дерево для моей коры использовано вторично. В Бристоле есть программа по переработке древесины для таких же экологически озабоченных людей. Я специально ездил туда за материалом: часть коры раньше была стеллажом из красного дерева. Дело в том, что для этих деревянных частей нужны максимально твердые породы. Это, в первую очередь, красное дерево или какие-то дорогие экзотичные виды, которые трудно достать.

Неэтично из-за музыкального инструмента срубать новые деревья. Лучше использовать то, что уже кому-то послужило. Но это только я так делаю.

Вы выбрали кору, потому что другой инструмент не может извлекать подобные звуки?

Тут две причины. Во-первых, вы правы, это звук, который уникален. Это что-то среднее между арфой и классической гитарой. Во-вторых, мне подходит техника игры. Она позволяет обеими руками играть совершенно равноправно. Поэтому именно кора помогла мне адаптировать технику под нечто новое.

Yann Tambur vl (4)

На чем основывается выбор песен для концертов? Подобная музыка популярна во Франции?

У меня нет специального подхода к выбору композиций для концерта. Больше пишу на английском языке, в голове держу примерный список того, что буду играть. Во время выступлений во Франции могу прямо на сцене перебирать композиции, менять порядок, отказываться от одного и брать другое.

Если говорить о популярности, конечно, мы не собираем стадионы: и музыка специфичная, и инструмент экзотичный. Но своя публика и регулярные концерты в небольших залах есть. От нехватки слушателей мы не страдаем.

И да, из русских групп мне очень нравится Motorama. Она работает с той же звукозаписывающей компанией, что и я.

После коры вы продолжаете себя искать в музыке и новых инструментах?

Честно сказать, я немного разочарован одной особенностью: из-за своей хроматичности кора может играть только в одной гамме. Не знаю, не несу ли я сейчас бред с музыкальной точки зрения.

Чтобы изменить гамму, кору нужно полностью перенастраивать, поэтому я выступаю с двумя инструментами. Для зрителей они никак не отличаются по форме, но звучат по-разному. В последнее время я часто выступаю в дуэте с малийским музыкантом Бубакаром Сиссоко — он тоже играет на традиционной коре и сталкивается с проблемой перенастройки.

Не хочу до конца раскрывать секрет о поисках идеального инструмента. Я сейчас работаю над одним из них, у него даже нет названия. Я придумал его сам — струнная часть будет от кельтской арфы, а принцип игры должен облегчить жизнь музыканта.

Благодарим за помощь в организации интервью «Альянс Франсез-Владивосток» и лично Елену Теренецкую.

Новые материалы