24 февраля 2014 — Люди
Гости города: Куратор музея «Эрарта» Владимир Назанский
Если до бесконечности писать буксиры у пирса, то никакого развития не будет

Текст: Ольга Продан
Фото: Маргарита Попович

В этом году, который в России был объявлен Годом культуры, в российских городах произойдут изменения, касающиеся культурных институций. Во Владивостоке планируется открытие филиала «Эрмитажа», сделают капитальный ремонт Театра молодежи, цирка и филармонии, обновят оборудования музея Арсеньева и Картинной галереи.

В связи с повышенным вниманием к культурной среде Владивостока, в приморскую столицу приехал Владимир Назанский — куратор петербургского музея «Эрарта». Назанский встретился с директором музея современного искусства «Артэтаж» Александром Городним, чтобы поговорить о сотрудничестве.

«Вл3000» спросил куратора «Эрарты» о том, что нужно местному искусству кроме миллионных вложений и есть ли у владивостокской живописи потенциал.

О музее «Эрарта»

Название «Эрарта» делится на два латинских слова — era и arta, то есть эра искусства. У входа в музей стоят две скульптуры: одна символизирует время, другая — искусство. Главная идея в том, чтобы охватить современное искусство всей России.

«Эрарта» — возможно, самый крупный проект в сфере современного искусства в восточной Европе на постсоветском пространстве. Он включает в себя пятиэтажный музей современного искусства в Санкт-Петербурге, а также сеть коммерческих галерей в Нью-Йорке, Лондоне, Цюрихе и Гонконге. Но линии их деятельности пересекаются: галеристы, при всей своей творческой автономии, регулярно отсматривают материалы проходящих выставок в музее, после чего отдельные художники могут заключать договор уже с галереями.

В выставочных залах музея представлены постоянные экспозиции. В самом большом зале каждый вечер проходят спектакли, концерты, кинопоказы и лекции. Лекции может читать как директор «Эрмитажа» Михаил Пиотровский, так и кинорежиссеры Питер Гринуэй или Александр Сокуров. Скоро у здания музея появится отдельная пристройка с залом на 400—600 мест специально для различных мероприятий.

Одна из основных программ музея — «Россия в “Эрарте”», нацеленная на организацию выставок художников из крупных региональных центров. Пока в ее рамках прошли выставки художников из Самары, Перми, Новосибирска, Ижевска, Омска, Иркутска, Краснодара, Сочи и Новороссийска. Но охватить Россию без Владивостока невозможно.

О различиях в живописи

Различия между дальневосточной и петербургской школой живописи очевидны.

Петербург — это самый европейский город в России, несколько выпавший из времени и логики искусства в эпоху железного занавеса, но сохранивший интеллигентность в этом самом искусстве. Это город очень серого света — солнечных дней там мало, и художники различают столько оттенков серого, сколько не снилось ни одному жителю Владивостока с таким ярким, отчетливым светом.

Искусство — универсальный язык, и особого своеобразия в отдельных регионах нет. Да, владивостокцы энергичны, пропитаны солнцем и морем, но это не значит, что пластические, колористические идеи здесь не такие, как в любой другой точке мира. Я не увидел, чтобы хоть кто-то во Владивостоке работал с пластическим наследием аборигенных народов.

В Австралии белые художники впечатляются искусством аборигенов, американцы увлечены индейцами. Владивостокские художники особо не всматриваются в глубину времени, они работают как «нормальные европейцы», поселившиеся здесь: пишут холмы, людей, дома, корабли, но не пытаются считать информацию места. В Сибири, например, это есть. Там были цивилизация енисейских киргизов, яркий неолит в минусинской котловине.

Но это одна из линий, в целом мир достаточно един. Европа на то и Европа, чтобы вырабатывать матрицы культуры и жизни. Все, что там придумано, уже распространилось по всему миру. Проблемы человеческого бытия везде одни и те же, поэтому я не стал бы акцентировать внимание на специальном сохранении владивостокской особенности в искусстве.

Я понимаю, что в деревне — хохлома, а в Вологде — кружева, и у этих мест есть своя специфика. Но Владивосток сейчас является современным городом, открытым и динамичным, который готов к масштабным проектам.

О развитии искусства во Владивостоке

Во Владивосток можно приглашать мастеров. Причем не только для учеников, но и для других художников и заинтересованных людей. Современный художник — это, как правило, и мыслитель, и лектор. Но дело не в том, откуда преподаватель, а что он из себя представляет. Необходима институция с территорией и достойной зарплатой от государства, а люди у вас уже есть.

Для развития существуют и объективные предпосылки, и непредсказуемая комбинация факторов, включая личностные. Изменить ситуацию может как человек, здесь родившийся, так и приезжий. Но иногда при наличии всех благоприятных обстоятельствах может не оказаться нужных людей. Главное, чтобы «свои» не уезжали. А уезжают, потому что невозможно стать знаменитым художником, находясь только во Владивостоке. Надо перемещаться, показывать свои работы в центрах пересечения информации и культур.

Nazanskiy portret

Есть несколько точек в мире, которые определяют моду и вкус. А есть целые страны, большие и богатые, но которые являются покупателями культуры, а не создателями мировой моды. Так же и внутри России. Но я считаю, что не может все происходить только в Москве и Петербурге. И в этом смысле нет другого города, кроме Владивостока, который бы взял на себя эти функции культурной точки в этой части России. Музеев современного искусства у нас немного, и если такой будет у вас, а биеннале современного искусства станет более заметным, то это поднимет статус Владивостока.

Чем больше сюда будут привозить крупные проекты из разных стран, тем больше будет насмотренность у молодых художников. Конечно, если до бесконечности клонировать навыки живописи мастихином и писать буксиры у пирса с холмами у воды, никакого развития не будет. А если молодые мастера будут видеть в своем городе другую художественную проблематику и другие медиаискусства, их формирование пройдет более адекватно.

«Чернозем» культуры, как во Владивостоке, — это благоприятная обстановка для развития. Ведь нельзя забывать о другой крайности: в Петербурге много великолепно образованных, утомленных культурой людей, которые скорее потребители и капризные ценители, нежели деятели. А у вас тот же Лагутенко, раз — и возник. А такой же человек мог бы и в сфере визуальных искусств появиться.


По теме.Тема недели: Музей современного искусства «Артэтаж»

Новые материалы