30 мая 2017 — Люди
Прямая речь: Уличный художник Вячеслав Зубков во Владивостоке
О том, почему живопись — это лотерея, художник — символ бедности, а подземный переход — выставка

Текст: Валентина Михайлова
Фото: Алексей Зайцев

32-летний Вячеслав Зубков — художник из подземки в центре Владивостока, который постоянно слушает музыку и сосредоточено пишет картины. Он переехал из родного Уссурийска во Владивосток два года назад. Молодой человек рассказал «Вл3000» о том, почему не стал получать образование, как горожане относятся к его творчеству и что он думает о современном искусстве.

Уличный художник Вячеслав Зубков-2

Творческий путь и переезд

Началось всё в 5 лет, когда меня взяли в студию Уссурийска. Потом была художественная школа. В 15 лет нашлась оплачиваемая работа: отец попросил написать две большие работы на оргалите для его ресторана. Всем понравился результат, заплатили неплохие деньги. Сразу потратил их: купил шлёпки Asics и немецкие штаны. Думал тогда, что буду очень богат и успешен. После этого периодически что-то делал, продавал. В один период занимался только рисованием по стеклу.

Позднее поступил в Дальневосточный государственный институт искусств. Правда, по личным причинам почти сразу пришлось уйти. Взял академ и уже не вернулся. Понимал, что меня научат академическим азам, но развиваться я хотел в собственном направлении.

Здесь никакой звезды нет. Просто, в моём понимании, художник — это не фотоаппарат, воспроизводящий изображение. Художник — это видение, это тот, кто создаёт. А создавать, когда в голове мысли другого художника, мне кажется невозможным. Поэтому я учусь не у кого-то, я учусь у самого себя.

Когда я приехал во Владивосток, было тяжело. В первый раз я встал на набережной. Надел наушники, чтобы никого не слышать. Боялся просто повернуть голову. Тогда купил два холста и за полчаса сделал две работы. Их у меня тут же купила хозяйка китайского ресторана. С тех работ всё и началось. Для меня это стало символом переезда.

Свободный художник

Каждый человек индивидуален, как отпечатки пальцев. Если пытаться подражать общепризнанному, человек не проиграет, но потеряет себя. В искусстве также. Был шанс развиваться в академической живописи, но я понял, что не смогу ощущать себя художником. Мои работы ценились бы выше, но это был бы не я. Тем более, на фоне сильных мировых фигур, это как до Луны пешком.

Искренне рад, что не пошёл в институт, и меня не сломали. Моё мышление работало бы в академических категориях. Я же свободный художник, работаю в рамках собственного видения. Меня даже судить никто не имеет права. Мои картины могут просто нравиться или нет.

Те, кто понимает и любит искусство, видят, что такого стиля, как у меня, нет. Он не лучше какого-то, он другой. Как правило, мои работы нравятся не за цвета или идею, а именно за технику.

В целом, я ищу гармонию. При этом учитываю то, что видят во мне окружающие. Можно до бесконечности говорить о силе или слабости работы, но если тебя действительно покупают — это показатель, ведь главный критик — покупатель.

Рабочий процесс

Художник — это тот, кто создаёт. Поэтому картины я пишу не по памяти или с натуры: образы возникают непосредственно в процессе работы.

Например, когда рисую девушек, не рисую их лица. Во-первых, если рисовать лицо, это будет определённая девушка, и через два-три просмотра надоест. Во-вторых, стараюсь нарисовать не женщину, а женственность, как образ или символ.

Подписываюсь латиницей — VZ. Спрашивают почему, ведь вроде как по-русски должен писать, но у меня иное мнение. Я пишу не для русских, я пишу для людей. А всемирный язык, как известно, английский.

Переходное искусство

В первую очередь, переход — это выставка. Большая часть людей видят картины, но не видят процесс создания. Идея в том, чтобы показать его. Меня привлекает контакт с публикой. Нравится ли это людям? Не скажу. Ценители искусства — единицы. Продолжаю писать для тех, кто понимает.

Я выбрал переход по разным причинам. Во-первых, это удобно, я никому не мешаю, мне никто не мешает. Во-вторых, это защита от погодных катаклизмов. В-третьих, это место, где проходят тысячи людей. На набережной, в основном, туристы, а в переходе бывают абсолютно разные люди — чаще покупают.

Галереи и принципы

Я никуда ничего не выставляю. Меня специально нет в соцсетях или салонах. Галереи предлагают взять работы, но я отказываюсь. Смысл, который хочу донести до всех: переход — это не стрёмно.

Прохожие считают, что полубомжеватый мальчик для того, чтобы поесть, продаёт картины. Есть ассоциация, что бутик, салон, картины за пластиковой дверью — это круто, за это можно переплатить. А если пластиковой двери нет — это стрёмно. Полагаю, что галереи и арт-салоны мне немножко уступают, просто это более модно. Мимо меня проходят тысячи человек в день, туда если 20–30 человек зайдёт, то хорошо. Галереи перестали быть актуальными.

Кроме того, я нигде ничего не выставляю, чтобы привязать публику, заставить приходить и смотреть работы вживую. Раскидываться везде не считаю правильным. Мне важно, чтобы художник VZ ассоциировался со мной и с переходом.

Продажи

Когда люди удивляются ценам, они не понимают, что это нормально. Мои картины стоят по-разному, самые дорогие работы — 11 000 рублей. Когда человек удивляется, что картина стоит 5 000, я не понимаю, чего он ожидает. Чтобы картина стоила 500 рублей? Многие не знают, что холсты и масло — материалы дорогостоящие. Всё это занятие — лотерея. Можно потратить на картину 5 000 рублей, а продать за 3 000. А можно потратить 300 рублей, и продать в разы дороже.

Любая нормальная работа средних размеров в салоне стоит 30–40 тысяч. Не говорю про того же Черкасова, у которого работы под 200–300 тысяч. Но Черкасов — это Черкасов, а я, пока что, это я.

Смысл творчества

Достичь успеха в сфере академического письма очень трудно. Успехом я считаю настоящее признание: без рекламы и пиара, когда человек просто работает и к нему приходит слава. Не только среди ценителей, но и простых людей.

Я хочу стать успешным, но это вторично. В первую очередь, я хочу получать удовольствие. Так и выходит: живу и получаю. В моём понимании, человек должен быть настоящим. И если слава придёт — это замечательно. Но жить ради неё — уже не искусство.

Популярность искусства

Искусство — это не модно. Слово «художник» — символ бедности. Большая часть художников умирают бесславно, единицы обретают известность после смерти.

Почему так происходит? Кто-то выбирает тех, кого интересно раскрутить для заработка. Может нехорошо так говорить, но я считаю, что много известных художников просто раскручены.

Давайте возьмём наши дни, художники-гиперреалисты — сверхумы, просто люди-индиго, их работы граничат с гениальностью, но они не котируются. Хотя в тоже время, академия пишет с натуры и стремится к реализму. Среди них есть приверженцы гиперреализма, но их не принимают.

Однажды девушка показала мне картины Марка Ротко. Как правило, на его работах три цвета, выглядит всё как фон и на нём четырёхугольники других цветов. Работы его стоят 70–80 миллионов долларов. Я считаю, что это бред, который просто раскручен. Из-за таких художников обыватели перестают интересоваться живописью. Если кто-то так зарабатывает, это не делает их работы искусством. Конечно, это не значит, что всё популярное просто раскручено. Взять того же Бэнкси — он настоящий, развился сам. Почему тогда не раскручивают действительно достойных? 

По теме: Искусство в городе: Молодые художники Владивостока, которых нужно знать

  • Marina Voitenko

    Видела этого мальчика в переходе. Очень интересный.То что он делает мне понравилось. Не скажу, что талантлив, не разбираюсь, но индивидуален это точно.

    • Serg Kuzmenko

      Зачем же рассуждать талантлив или нет, если не разбираетесь????

      • Marina Voitenko

        В моих словах не было рассуждения о таланте. Дословно: “очень интересный”, “мне понравилось”, он “индивидуален”. О таланте говорить не буду, так как не разбираюсь.
        *читать и понимать текст, читать и понимать текст, читать и понимать текст* (с)

  • http://www.schoolfornepal.org/ Roman Gek

    Валентина!!! Это роскошная статья!

  • Elena Firsova

    Я купила одну из его работ!

  • zebra321

    умер мент Линник сергей алексеевич брат и сутенёр владивостокской прости.тутки татьяны линник

Новые материалы