17 мая 2017 — Люди
Личный опыт: Как я переехала из Москвы во Владивосток
«Надеюсь, я никогда не привыкну к тому, что в любой момент могу выйти из дома и уже через 5 минут быть на берегу моря»

Текст: Ольга Карчевская
Фото: из архива героини

Ольга Карчевская приехала во Владивосток из Москвы полгода назад. В приморской столице она координировала хакатон «Теплицы социальных технологий», сейчас работает над образовательным проектом «Родительская среда». Девушка рассказала «Вл3000» о своём переезде в портовый город, проблемах и особенностях жизни во Владивостоке.

Переезд и первая квартира

Старший сын родился и почти всю жизнь прожил в Москве, младший появился на свет в Комсомольске-на-Амуре, откуда я родом и куда приехала продавать квартиру. Пока ребёнок маленький, мы с семьёй решили не возвращаться в Москву с её расстояниями и ценами на аренду жилья. Переехали во Владивосток, так для нас настали времена почище.

Я была почти везде в России, и могу сказать, что среди нестоличных городов Владивосток — один из самых приятных, если не самый. Разумеется, это субъективно. В отличие от той же Москвы, в нём действительно есть ощущение города. Здесь живут люди со своим особым духом, историей, объединяющими моментами.

Первые три недели мы жили на Баляева. Приехали в самый сезон: снять что-нибудь в центре, не продавая почку, было невозможно.

Одна моя подруга как-то сказала: «Баляйка — это днище». Пожалуй, я с ней соглашусь. Перемещение по этому району с коляской и младенцем в ней проходило под грифом «Mission impossible».

Сначала ты едешь из центра в автобусе, водитель которого совершает чудеса на виражах, сражаясь с гравитацией и объезжая все возможные и невозможные промышленные районы. Ты всю дорогу следишь, чтобы никого из пассажиров не зашибло коляской, которую не останавливают даже тормоза. Потом ты преодолеваешь два виадука без пандусов, карабкаешься почти под прямым углом вверх по лестнице — тоже без пандусов, снова карабкаешься, но уже по отвесной горе. И вот он, твой дом на краю обрыва, а за ним — пыльный и шумный песчаный карьер, который постоянно разбирают.

Этаж, разумеется, последний, лифта, разумеется, нет. Через неделю я поняла, что Владивосток — это такой воркаут. Мне было непонятно, как тут выживают спортзалы, потому что они совершенно не нужны. Просто ходи пешком по всем этим сопкам, виадукам, вездесущим потёмкинским лестницам. А если ты постоянно толкаешь перед собой тяжёлую коляску с мальчиком и покупками внутри, то через пару месяцев уже сможешь защищать честь открытого порта на мировом чемпионате по женскому бодибилдингу.

Всё вышеописанное всегда происходило под проливным дождём или в непроглядном тумане. Меня не покидало ощущение, что я без перерывов на рекламу участвую в шоу «Форт Боярд».

Первое, что удивило во Владивостоке, — нечеловеческая влажность. Ты открываешь окно, и в квартиру входит облако или даже грозовая туча. Постиранное бельё не сохнет, простыни в постели всегда слегка влажные, обои идут пузырями. Когда прямо с люстры в нашей квартире горным потоком полилась вода, мы подумали, что Баляева не совсем для нас.

Гостинки, сопки и море

Тогда мы решили, что пусть для жилья будет хотя бы гостинка, но в центре. Стали искать варианты. Кстати, слово «гостинка» я впервые услышала во Владивостоке. У нас даже был весьма волнующий опыт жизни в гостинке, целую неделю — как будто ты всей семьёй живёшь в платяном шкафу.

По счастливой случайности, знакомый решил переехать из центра на Эгершельд, и нам досталась от него квартира с пожалуй лучшим видом из окна во всём городе.

Мы поселились в доме рядом со смотровой площадкой на Тигровой сопке. В придачу к виду, нам достались её фирменные ветра. Это когда ты выходишь из подъезда и в следующую секунду оказываешься в Изумрудном городе. А ещё коляска мгновенно наполняется ветром и, если зазеваться и разжать руки, то она отправляется в свободное воздухоплавание над одной из набережных — Спортивной или Корабельной, в зависимости от направления.

Оказалось, что ежедневно, когда наш младенец отходит к полуденному сну, неподалеку от дома стреляют из пушки. Тогда в окнах дрожат стёкла, окрестные голуби и чайки взмывают ввысь, сигналки на машинах синхронно заводятся, кошки бросаются врассыпную, а из людей никто даже бровью не поведёт.

Местные жители привыкли не только к каждодневным пушечным залпам. Они и к морю с почти постоянным солнцем относятся как к чему-то само собой разумеющемуся и неудивительному. А мне после 15 лет жизни в городе, где солнце появляется в лучшем случае рано утром, здесь оно кажется манной небесной. Владивосток — город незаходящего солнца, и это фантастически прекрасно. 

Надеюсь, я никогда не привыкну к мысли о том, что в любой момент могу выйти из дома и уже через пять минут быть на берегу моря. Это источник чистого наслаждения в любое время года. Я обожаю величественное белое безмолвие зимой, нарушаемое только молодцеватыми атлетически сложенными старичками в стрингах. Безумно люблю тёплое море летом, в которое можно окунуться на пять минут во время утренней пробежки. Я испытываю восторг от бьющихся о пирс волн в шторм, а про дикие бухты потрясающей красоты вообще молчу.

Азиатские туристы и канцерофобия

Во Владивостоке постоянно возникает чувство, что ты находишься в Азии — не в определённой части континента, а именно в азиатских странах. Здесь очень много туристов из Китая, Кореи и Японии.

Сперва мы были не на шутку сбиты с толку тем оглушительным фурором, который вызывал у азиатов наш годовалый светловолосый голубоглазый кудряш. Они окружали его толпой, хохоча и неистово фотографируясь на фоне коляски, без спросу беря его на руки, трогая, даря конфеты. Пока гуляешь, переживаешь с десяток таких налётов. Потом нам объяснили, что у них есть поверье: встретить светловолосого ребенка — к большой удаче. Со временем мы привыкли, теперь, как только туристы поворачивают в нашу сторону головы, я пожимаю плечами: «Ок, вперёд». Надеюсь, сын вырастет без звёздной болезни.

Близость стран АТР добавляет Владивостоку ещё один неожиданный штрих. Поездки по городу вызывают у меня приступы канцерофобии, ведь из-за каждого угла выпрыгивают баннеры и растяжки: «Рак не приговор!», «Ехать. Лечить рак» или «Лечение онкологии в Южной Корее».

Что расстраивает и чего не хватает

Меня расстраивает практически полное отсутствие доступной среды для малоподвижных людей. Почти все родители с детьми передвигаются на машинах, а для тех, кто не является автовладельцем, город становится проблемой.

Очень сложно жить здесь инвалидам-колясочникам. Даже на Светланской, где пандусы в переходах есть, их рельсы погнуты и упираются в мусорки. На самих рельсах всегда можно найти удобно расположившихся со всеми причиндалами уличных музыкантов. Я не имею ничего против, если они поют не из рук вон плохо и не слишком навязчиво попрошайничают. Но пандусы сделали не для них.

Ещё расстраивает то, что в морском городе иррационально дорогие морепродукты. Почти нет кафе, оснащённых детскими зонами. Невозможно вызвать такси с детским креслом, а если даже удаётся, то кресло оказывается не пристегнутым — водитель его возит «на всякий случай», боясь штрафов. Большую часть лестниц положили ещё до моего рождения, и сохранились они куда хуже меня, ноги можно переломать.

Чего мне тут не хватает? Инфраструктуры для родителей. Всего мало — от пандусов до детских центров, где детей не морят развивающими занятиями в то время, как весь цивилизованный мир уже понял, что это вредно, и нужно просто создавать пространство для игры.

Что радует и что нужно развивать

Во Владивостоке меня радуют красивые, стильные и дружелюбные люди. Когда мы приехали, город встретил нас фестивалем V-ROX, и его электронная часть меня очень впечатлила.

Ещё здесь много приятных ситуативных маркетов. Очень самобытен рынок выходного дня на центральной площади: меня покорил горячий сбитень, который там разливают. Креветки размером с ладонь, много приятных кафе с отличной атмосферой и вкусной едой, тёмный шоколад с морской солью — моя любовь. В «День тигра» всё время ходишь по городу и по-хорошему офигеваешь, это просто нечто. Но самое сильное впечатление от Владивостока — ДВФУ, я даже вновь захотела учиться.

Во Владивостоке нужно прокачивать родительские компетенции: проводить больше полезных лекций, семинаров, устраивать родительские клубы. Также необходимо развивать гражданский активизм, волонтёрство и самоорганизацию на основе добрососедства. Мне очень хочется внести в это свой вклад, поэтому я работаю над образовательным проектом «Родительская среда» и координировала хакатон «Теплицы социальных технологий» в конце апреля.

Владивосток — город, в котором хочется жить. У него отличный потенциал, я в него очень верю. В какой-то момент мы отсюда уедем, но этот город останется так же загадочно любим.

По теме: Городские проекты: 5 разработок социального хакатона во Владивостоке

Новые материалы