15 мая 2017 — Люди
Женская тема: «Я просто хотела, чтобы он перестал меня бить»
4 истории о женщинах и домашнем насилии во Владивостоке — из адвокатской практики юриста Елены Соловьевой

Текст: Дарья Миколайчук
Фото: кадры из фильма «Сияние» (США, Великобритания, 1980 год)

Приморский юрист Елена Соловьева занимается семейным правом двадцать лет. В последние годы она защищает в суде интересы женщин, которые столкнулись с насилием. А также бесплатно консультирует в центре помощи общественного движения «Маяк» (Владивосток).

По словам Соловьевой, тема насилия в России всплывает в каждой семье — если не напрямую, то через родственников или друзей. Юрист поделилась с «Вл3000» случаями из своей практики.

Истории о женском насилии-1

История 1

Впервые будущий муж избил Галину (имя реальное) в ночь перед регистрацией брака. Свадьба тогда сорвалась, но позже они всё равно поженились. В течение семи лет муж бил Галину, она часто убегала к родственникам, соседи и коллеги видели её синяки. Примирения становились всё короче, драки всё чаще.

Однажды муж крепко выпил с соседом, и супруги поругались. Сосед стал свидетелем ссоры, но решил не вмешиваться. Муж избивал Галину, пытался задушить. Она взяла в руки нож и убила его.

Елена Соловьева: «Когда я спрашивала у Галины, почему так получилось, она говорила: “Я просто хотела, чтобы он перестал меня бить”.

Женщины, которые находятся внутри такой ситуации, не могут осознать, что насилие, если его не остановить, приведёт к трагическому финалу. Когда я работаю с потерпевшими, привожу реальные примеры, как история начинается с синяка, а заканчивается увечьем или кладбищем. Поэтому о таких “Галинах” нужно кричать на всех перекрёстках.

Есть типичный социальный портрет: два алкоголика, которые пьют и бесконечно дерутся. На самом деле, женщин бьют и в коттеджах, и в гостинках. Например, ко мне часто обращаются жёны владельцев крупного бизнеса.

Галина — интеллигентная женщина с высшим образованием финансиста. Сейчас она находится в СИЗО, её двухлетний ребенок остался один. Следствие настаивает на версии бытового убийства на почве неприязни, без смягчающих обстоятельств. Мы будем доказывать, что это произошло в состоянии аффекта или необходимой обороны». 

Истории о женском насилии-2

История 2

В ночь с 30 на 31 декабря молодая пара легла спать. Девушка уснула быстро, но парень решил проверить её телефон перед сном. Там он нашел переписку с другим мужчиной, и подумал, что ему изменяют. Он сломал своей девушке челюсть и нос — нанёс тяжкие телесные повреждения средней степени.

К адвокату обратилась не пострадавшая, а её отец. Именно он хотел добиться уголовной ответственности и отказался от предложения «замять вопрос» материальной компенсацией.

Елена Соловьева: «Обычно в таких ситуациях люди начинают осуждать женщину. Это показывает стереотипное отношение нашего общества к насилию, когда вину перекладывают на жертву. Но это несправедливо и лживо, как и другие социальные установки “всё в отношениях идёт от женщины”, “зачем с таким жила”, “женщина должна, женщина не должна”. Ни один человек не вправе подавлять другого. 

То, что я стала заниматься проблемами женщин, не связано с предвзятостью к мужчинам. Общество дискриминирует их не меньше. Просто в подавляющей массе потерпевшие — женщины. Стереотипы в случае домашнего насилия оправдывают поведение мужчин, позволяя им не решать конфликты в отношениях конструктивно.

В деле молодой пары мы добились результата, парню дали год условно. Мои коллеги говорили, что это единичный случай, когда дошло до приговора. Это удручающая ситуация. Теперь профессиональной доблестью адвоката считается, что за переломы носа и челюсти дают год условно.

Стереотипы общества ведут к тому, что большая часть дел заканчивается примирением. Он приходит в суд с цветами, начинает её убеждать, что это был последний раз, — она счастлива. У них хэппи-энд и медовый месяц. Для меня, адвоката, хэппи-энд — когда насилие окончательно прекратилось». 

Истории о женском насилии-3

История 3

На консультацию к Елене пришла девушка из неблагополучной семьи. В 20 с небольшим лет у неё уже есть четверо детей от взрослого и богатого мужчины, который не признавал средства контрацепции. Она работала у него горничной, а после рождения детей они расписались. 

Девушка в финансовом плане зависела от мужа и была ограничена во всём — нет телефона, она не виделась с родственниками, в доме были строгие «армейские» правила для всей семьи. За нарушениями следовали запреты, ограничения и телесные наказания. 

Когда она решила уйти, то мужчина избил её. Было возбуждено уголовное дело из-за нанесения телесных повреждений. От ответственности муж попытался сбежать в Таиланд, забрав с собой детей. Девушке удалось позже их вернуть, а старшие дети дали показания о побоях.

Елена Соловьева: «Здесь мы видим эскалацию насилия. Началось с запрета на общение, экономической зависимости, репродуктивного насилия — когда мужчина решает вопрос деторождения, не заботясь о выборе женщины и её здоровье. В итоге всё закончилось физически: телесными повреждениями.

Если в ваших отношениях началось психологическое подавление, стоит задуматься. Специалисты знают о понятии “круг насилия”. Одним из его этапов является “медовый месяц” — когда парочка мирится, и происходит эмоциональный подъём. Ради переживания этого чувства многие и терпят. Но с каждым разом примирения становятся короче, а другие этапы развиваются быстрее и длятся дольше.

Жертва насилия часто выбирает мир иллюзий, где она изменит своего мужчину и сможет достучаться до него. Иногда потерпевшая просто боится, что будет хуже в материальном и моральном планах. Это не вина женщины, а проблема, которая требует большой психологической реабилитации. Жертва — всегда женщина с заниженной самооценкой. Но много ли мы видим тех, у кого с самооценкой всё хорошо?»

Истории о женском насилии-4

История 4

В одной квартире жила пожилая женщина и её дочь вместе с 11-летним внуком. Дочь избивала мать и сына в периоды депрессии, связанной с систематическим употреблением наркотиков. Она не работала и забирала себе все деньги. Когда её лишили родительских прав, опекуном внука стала бабушка.

Однажды женщина чуть не сбросила мать с балкона на глазах у мальчика. Он попал на лечение в психоневрологический диспансер и проходил реабилитацию в кризисном центре. Женщину выселили из квартиры, потому что ситуация стала слишком опасной.

Когда адвокат подала иск в мировой суд о побоях, ей вернули заявление о возбуждении уголовного дела. Именно в этот период Госдума приняла закон о декриминализации побоев в семье. Документ внёс изменения в статью № 116 УК РФ — «побои в отношении близких лиц» исключили из числа преступлений. 

Елена Соловьева: «Я узнала, что эту пожилую женщину когда-то бил муж. Теперь уже её дочь стала бытовым агрессором, а сейчас и опекаемый внук в школе на плохом счету, обижает сверстников. Ребёнок смотрит на модель отношений в семье, и активно её перенимает. Есть только вопрос, чью линию поведения он выберет — агрессора или жертвы.

Работая по делам о месте жительства детей, я вижу, какая у них пластичная психика. Они присоединяются к тому взрослому, который сейчас рядом с ними и отвечает за их жизнь. Вижу удивительные трансформации: когда ребенок, обличающий в суде мать под давлением отца (или наоборот), становится совершенно раскрепощённым и любящим, когда меняется его место жительства.

Пока в России декриминализуют побои, на государственном уровне закрывают глаза на проблему домашнего насилия, а простые люди мыслят патриархальными стереотипами — будут такие семьи. Даже когда женщина приходит в полицию, она сталкивается с непониманием. Ей говорят: “А как вы докажете?”, “О чём думали, когда замуж выходили?”, “Зачем вы с ним живете?”, “А если мы кучу бумаг переведём, а вы завтра помиритесь?”.

Когда убрали статью о побоях из уголовного кодекса, Иван Ургант пошутил о создании нового мобильного приложения — стоит прижать смартфон к синяку жертвы, и штраф сразу спишется. Горькая шутка, но в действительности всё почти так и происходит. Да и женщины не понимают, в чем суть административной ответственности — бьют их, а штрафы получает государство.

На сегодняшний день реальность такова, что ко мне избитые женщины приходят с другими вопросами: развод, раздел имущества, алименты, проживание и общение с детьми. Вспоминая о побоях с трясущимися руками и со слезами, они спрашивают: “А это поможет в бракоразводном процессе?”».

Помощь женщинам, пострадавшим от насилия, во Владивостоке оказывают общественные организации «Маяк» и «Мир ребёнка». Там можно получить бесплатные консультативные услуги психолога и юриста. По экстренным случаям Елена Соловьева проконсультирует бесплатно. Телефон горячей линии общественного движения «Маяк»: 8 (984) 345-00-55.

По теме: Выход в люди: «Феминологи» в баре «Контрабанда»

  • Ольга Мишина

    Почему в городе нет антиkризисного центра, kak во всех нормальных городах? Неkуда бежать от изуверов, вот и терпят.

    • Ксения Рябова

      есть

  • Juli Fox

    у российских женщин зачастую не хватает самоуважения. и они начинают общаться с маньяками которые их мучают

Новые материалы