10 ноября — Люди
Прямая речь: Жизнь бездомного во Владивостоке
История 52-летнего Валерия, который последние три года провел на улице

Текст: Мария Володина
Фото: Алексей Зайцев

Мы готовили материал о бездомных Владивостока, когда встретили Валерия возле домов на Алеутской. Мужчине — 52 года, последние три из них он провел на улице. Публикуем его историю.

В 2013 году у меня от расстройства случился инсульт — отца тогда похоронил. По городу шел, упал, а очнулся уже в больнице. Сделали томографию и сказали, что было серьезное кровоизлияние. Левую сторону всю отняло: в постели ходил под себя, на ногах даже стоять не мог.

До этого был разнорабочим на острове Русском, мы там в вагончиках с бригадой жили. Учился только в школе, давно, еще на Западе. Родился я в Алтайском крае, а прописан в Уссурийске, могу документы показать. А толку, что они есть, что нет. На работу инвалида никто не берет, даже сторожем. Правая-то рука у меня работает. Почему меня не берут на работу? Регистрация есть, полис есть, все есть.

На улице нельзя надеяться на помощь другого человека, алкаша какого-нибудь — я же сам не пью. Вот здесь я сплю (показывает на большой кусок картона). Есть хожу в столовую, в «Копейку», или на Арбат. В «Копейке» девчонки иногда в долг дают, потому что знают, что я всегда возвращаю. Постоянный клиент там у них. Иногда приду, телефон заряжу. Как-то я здесь ползимы просидел. Ночью замерзну, встану, побегу на Арбат, возьму стакан кофе или чая. Денег нет — в долг всегда дадут. До 500 рублей могут одолжить.

Сегодня ночью мужчина мне принес гамбургер. Пьяный какой-то был, зашел, я сначала испугался. Думаю, сейчас начнет докапываться — а что я, инвалид, сделаю? Ничего.

valerij-1

У меня как-то сумку с вещами из-под головы украли, такая камуфляжная была. Выдернули, в разные стороны разбежались. А мне вставать тяжело. Ну, кого я поймаю? Это бесполезно. На следующий день подходит один человек, крутится здесь постоянно. Такой с наглой рожей: «Давай 150 рублей, все вернем». Грозился еще башку разбить. «Нет у меня денег», — говорю. Знаю же, зачем постоянно монеты клянчат. Я бы понял, если бы на пирожок — другое дело, а то на выпивку. Некрасиво просто получается. У меня карточка банковская в той сумке была, так я уже новую завел. В «Сбербанке» меня нормально принимают, видят же: деньги есть, документы есть.

Здесь сижу постоянно, попрошайничаю. 200–300 рублей в день выходит, 500 иной раз. Хватает. Одежду покупаю сам на рынке Второй речки. Деньги на карточку собираю, 100 рублей оставляю на покушать и на сигареты немного. На бесплатные раздачки еды не хожу, там алкашей много, не хочу с ними связываться. Я даже запах перегара не переношу.

Есть церковный центр реабилитации, но я к ним не иду из-за сигарет. Мне там много раз обещали помочь повторно оформить инвалидность — после инсульта дали всего лишь на год.

Девочка, я в этом мире уже никому и ничему не верю. Они вон сидят (показывает на здание администрации края). Просил их помочь, умолял. Я же просто бомж: не алкоголик и не наркоман. Тысячи две бы платили — у меня бы крыша над головой была. Я бы работал потихоньку и не сидел вот здесь, на улице. Вам, говорю, не стыдно ли самим, когда мужик сидит? Почти здоровый мужик, можно сказать, напротив вашей администрации. А у вас там даже совесть не проявляется.

Я их не понимаю. Ну, выжили меня родственники из дома, а что я сделаю? Вот, можете матери позвонить, телефон даже есть. Нет у меня там жилья — одна прописка. Там всякие сестренки и племянницы всем управляют. Мать-пенсионерка, ничего с ними сделать не может.

valerij-5

Я в администрацию ходил несколько раз, отправили в департамент, а оттуда — в отдел занятости населения. Там сказали, что у них нет вакансии для меня, тем более с проживанием. Так я в пургу обратно и пошел, по сугробам.

Один человек остановился и спросил: «Мужчина, вы куда направляетесь? Не замерзли?» Замерз, а что я сделаю-то. Так он мне 1000 рублей дал, представляете? Я иду, а там рядом с «Зелеными кирпичиками» хостел на третьем этаже. Зашел туда, все объяснил. Помылся, как человек поспал, мне даже одежду постирали. Два дня так пожил, вернулся сюда.

Когда деньги соберу, поеду на Вторую речку одежду покупать. Там меня и китайцы знают. Один помогает: как увидит, спрашивает, не слишком ли дорого. Хоть скидку делают, молодцы. Вот, я недавно купил нательное белье, а старое все выкинул. 700 рублей отдал. Все, что на мне, сам покупал. Вчера женщина привезла мне футболку чистую, темно-синюю.

Скоро холодно станет, вещи соберу, и в Находку. Деньги нужны на дорогу и на первое время, чтобы покушать. Меня в Находке знают, могут в долг дать, но брать все равно некрасиво. Посреди двора там трубы проходят — теплотрасса, место открытое. На них ложусь, сверху накрываюсь и все. Хоть снизу греет, а не здесь, на бетоне.

Здесь иной раз даже встать не могу — верите, нет. Левая нога отказывает и все (плачет). Прошлой зимой я уже уезжал в Находку, там на трубах ночевал. Тоже сидел на улице, попрошайничал. Уезжал на автобусе: к электричке не смог с моста спуститься. На высоте полностью все отнимается. Падаю.

valerij-4

Я в больницу в позапрошлом году с ногами обратился, посмеялись надо мной. Тогда я чистенько одет был, в камуфляж — на рынке себе все купил. Галоши еще резиновые на мне были, теплые. Ноги, видимо, в них распарил, поэтому идти не мог. Скорую вызвал по телефону. Подъехали через час, увезли на Первую речку. Я даже улицу запомнил — Садовая. Показал ноги, а они белые, распаренные. Отморозил, наверное. Как раз тогда первые морозы пошли.

«Ну, пошли», — заводят меня в какой-то кабинет, а там туалет и кушетка, больше ничего, — «Раздевайся полностью, форма 20». Пожалуйста, ради бога. Они посмотрели — нет у меня ничего, и в голове чисто. Одним словом, посмеялись, и все. Сказали, ждать в фойе. Я сидел час, два сидел, попросил вызвать такси. «А у тебя денег хватит рассчитаться?» — спросил медбрат. У меня 600 рублей в кармане было, я ему показал. Он вызвал, я на такси сел и сюда же приехал, на «Серую лошадь».

Жильцы этого дома уже давно меня знают. Иногда помогают, кто едой, кто еще чем. Не гоняют меня здесь. Ну, один раз поговорили с начальником. А что я с собой сделаю? Если мешаю, убейте меня, утопите, как котенка. Куда мне деваться?

Я не ворую, алкоголь не пью, порядок не нарушаю: сплю на улице, попрошайничаю и все. Отправьте в дом-интернат или еще куда, на работу устройте — документы-то есть (достает пластиковую упаковку с документами). У меня все тут: паспорт, полис, вот, инвалид второй группы — просрочено уже. Надо продлевать, а нигде ничего не получается. По началу хотели построить какой-то интернат. Строился, строился и заглох.

Люди обычно мимо проходят, ничего не говорят. Как-то один молодой пацан мне домой звонил. Я тогда возле памятника спал на лавочке. Он подошел ко мне, мы посидели, поговорили: «А давайте позвоню кому-нибудь из ваших родственников». Ну, я дал номер сестры. Он позвонил, столько неприятностей от нее услышал.

valerij-2

У меня телефон всегда с собой, вот. Мама записана, несколько знакомых. Мать иногда звонит: «Сына, положи денег на телефон, рублей 50». Она приезжала сюда несколько раз и знает, как я живу. Втихаря давал ей немножко денег, помогал.

Сами видите, здесь одни алкаши ходят. Гоню их от себя постоянно. Всегда готовы тебя раздеть, разуть и обокрасть. Тем более, я почти беспомощный. Ну, что я ему одной рукой сделаю?

В Славянку как-то поехал, там женщина из общества инвалидов меня через мэра в больницу положила. Месяц там подержали, представляете. Кололи, капельницы ставили. В интернат все хотели устроить, регистрация не позволяет. Надо ехать в Уссурийск, выписываться, а потом возвращаться и где-то здесь прописываться.

Еще надо в больнице минимум полгода пролежать, комиссию пройти, чтобы инвалидность и пенсию оформили. Бесплатно же тебя никто не будет содержать. У меня тут знакомый пацан без ног есть. В одной больнице с ним лежали. Так он уже четыре года своего добиться не может. Тяжело. Я-то хоть с ногами, хожу.

Я молитвы читаю. С душой читаю. Мне господь помогает. Я вот здесь умирал, за этим красным сараем. Чем-то отравился летом. Лежал пластом четыре дня. У меня икона Иисуса Христа была рядом, я все время молился. Отошло.

Ко мне некоторые подходят: «А ты работать-то не пробовал?» Да дай ты мне эту работу, чтобы я здесь не сидел. Одной рукой могу даже что-то подмести, убрать. Было бы еще все спокойно. Здесь же нервов, знаете, сколько тратится — это все на здоровье отражается. Может, уже давно и отошел бы, отпустило бы меня.

Вы звоните, если работа какая подвернется. Я сторожем с удовольствием пойду.

Если вы знаете, как помочь Валерию с работой или другими вопросами, пишите в редакцию «Вл3000» на info@vladivostok3000.ru.

По теме: Есть вопрос: Куда пожертвовать деньги во Владивостоке?

Новые материалы