20 апреля 2017 — Культура
Анастасия Мещерякова: «Mescheryakova — это тоталитарный проект»
Интервью с фронтвумен и капитаном её рыцарской команды перед презентацией первого альбома

Текст: Антон Строгонцев
Фото: Артём Ганжа

С начала и до конца прошлого года mescheryakova покоряли местные сцены всех разновидностей. Они соперничали с другими творческими проектами за место на V-ROX, под солнцем и на денежном пьедестале. Эта весна принесла музыкантам выход клипа на сингл «Падать» и долгожданный альбом «Когда весь мир — вода».

Перед презентацией песен 29 апреля в клубе «Водолей» фронтвумен редкого для города именного проекта Анастасия Мещерякова (М) и капитан её рыцарской команды Александр Половцев (П) рассказали «Вл3000», что отделяло их от этого события.

Mescheryakova — это сольный проект или группа?

М: Мы сегодня в очередной раз спорили на эту тему. Изначально всё задумывалось как мой сольный проект. Но, когда ты привлекаешь музыкантов и у вас складываются дружеские отношения, в итоге вы просто живёте и существуете как группа. Так я к этому и отношусь. А Саша вот сегодня говорил, что этой мой сольный проект.

Чем рыцари заняты в свободное время?

М: Про Александра Половцева вы знаете — это вокалист, солист, идейный вдохновитель Hays. Ещё он хорошо готовит кесадилью. Рома Шнурков нарасхват: сейчас стучит в группе «Стёкла», Snoo:Cheeze, Hays и у нас. Может, я ещё чего-то не знаю. Ваня Тиморин пока только с нами занят, а Ваня Давыдов играет в двух кавер-группах и Snoo:Cheeze.

Мещерякова-2

Как началось ваше сотрудничество? С Сашей вы играете с 2014 года, если не дольше.

М: Мы с Сашей и Ваней вместе играли в кавер-группе, — я хотела подработать во время учёбы. Когда группа уже закрылась, я показала Саше одну из своих песен, он тогда хотел заниматься записью и сведением. По своей инициативе сделал на эту песню аранжировку. Потом появились другие, и мы решили, что нужно собрать группу и играть.

П: Надо заметить, что это была именно песня «На других берегах». Настя прислала мне фонарную демку, записанную на диктофон. А меня так пробило, что аранжировку я накидал за два дня. Такой она и осталась.

М: Неизменной вошла в альбом.

Все песни обкатывались ещё с того периода?

М: Они все появились весной 2014 — осенью 2015 года. Столько времени прошло? Я в шоке. А играть группой мы начали в 2016 году.

П: В 2015 мы страдали фигнёй, на самом деле. Как группа стали репетировать только зимой, с декабря. В апреле был первый концерт — «Битва за V-ROX». До этого с Настей вдвоём делали наброски.

М: Песни появились в один период, и мы приняли решение: пусть эти шесть будут EP. Собрались бандой, утвердились в том, что с этим делать, бах: «Битва за V-ROX». Мы вообще не собирались тогда выступать, но такой повод. Сыграли и сразу пошли в студию, но долго возились с этим.

В какой момент всё стало выглядеть так серьёзно? Клип от Taiga film, промо, сайт и этот дизайн. Кто, кстати, рисовал обложку?

М: Моя сестра. Идея была моя, вдохновлялась разными картинками. Показала ей: «Давай это всё объединим, попробуем». Когда она прислала первый эскиз, мы ахнули. Нам очень нравится то, что получилось.

Мещерякова-1

Так как у вас всё завертелось?

П: На «Битве» увидели, что народу вкатило, нам тоже. Репетировали дальше, через месяц сели за запись, решили, что надо ответственно к этому подойти.

М: Правильно всё делать, качественней — с iTunes, обложками. Клип — идея Вовы Половцева. Мы думали: «Зачем снимать клипы во Владивостоке?» Как правило, это очень трудно. Он договорился с Михаилом Гульковым из Taiga films. Сняли ещё в октябре, но решили отложить его и выпустить ближе к релизу альбома. Поддерживали ощущение того, что что-то происходит.

Летом случилось сразу так много концертов. Попали на сцены BSB и «Mумий Тролля» в выходной день. Был V-ROX, день города. Просто повезло. Какая-то движуха в этот момент в городе поднялась, и мы попали в неё.

Это тоже Вова Половцев делал, или просто на волну заскочили?

М: Вова помогал много, находил какие-то выступления — например, в Находке.

П: Мы все по чуть-чуть занимаемся своей частью менеджмента группы. Вова по части организации концертов идеи подкидывает. Он часто пробивает такие темы, на которые мы с Настей внимания бы не обратили.

Заявка на лейбл?

П: Ну да, надо же это как-то обозвать. Мы с Вовой давно ещё хотели придумать нечто подобное. Началось с того, что привезли во Владивосток Джима Крофта. Была идея заняться организацией концертов, но сильно это не практиковали. Перешли на mescheryakova и Hays. Сначала у меня была идея назвать студию Vozdyx, а потом уже пошли эти «воздух-менеджмент-продакшн». Сейчас Vozdyx — это моя студия звукозаписи, иногда ребята приходят — пишу, свожу.

М: Ещё это менеджмент-агентство Вовы. Он и с хабаровчанами общается, хочет больше групп подтянуть и что-то с этим делать. Но туда мы не залезаем, это его дело.

П: Касательно записи альбома: трекинг барабанов мы сделали у Сергея Таранова, на его «Атмосфере», ещё существовавшей тогда. Всё остальное писали у себя, сводили сами. Уже в новой студии Таранов сделал мастеринг.

При лёгкой лирике песни имеют сложное инструментальное наполнение. Это даже вызывает некоторый диссонанс. Кого видите своим слушателем?

М: Для меня это очень сложный вопрос: «Для кого поёшь, что пытаешься донести?» У меня нет подобных целей, кому нравится, тот пусть и слушает. Но мне кажется, девочки хорошо отзываются на подобную музыку.

Ты давно на сцене, с группами и сольно. Есть уже узнаваемые гости на концертах?

М: Есть. Человек пять. Порой и случайные люди посещают концерт — и не уходят.

П: Как ни странно, в «Мумий Тролле» группа mescheryakova собирает больше людей, чем обычно. Мы играли сольник, и там был полный бар и прыгающий танцпол.

М: А в BSB эта публика не очень активно приходила.

Вы на очень разных площадках играли, даже на шоу талантов в казино.

М: Да, и снова пойдём. Чтобы серьёзно заниматься тем, чем занимаемся мы, нужны вложения. Хотя бы для того, чтобы купить новый инструмент. Выступить в казино — моя идея, парни ржали. Было много геморроя, но мне понравилось.

Мещерякова-3

Это активная концертная деятельность так отложила выход альбома?

М: Да, и не только моя. Саша в равной степени занимается Hays и этим проектом. Плюс, никто не отменял такие человеческие вещи, как работа. И пробки. Саше пришлось бросить всё, чтобы свести альбом. У него в офисе рабочий день начинался с восьми утра и заканчивался в неопределённое время. Вернётся ближе к десяти вечера, какой там альбом? Только в октябре, приехав из Кореи, он уволился, плотно сел за сведение, и процесс наконец пошёл.

У вас и в период V-ROX концерты пересекались ведь?

П: Мы с Hays до этого ни разу не играли на V-ROX, в прошлом году взяли и нас, и Настю. А Hays и на «Простор» пригласили, время поставили то же, что у mescheryakova на V-ROX. Мы тогда в Хабаровск поехали.

И насколько состав заменяем?

М: Мощной проблемой это было однажды. В других ситуациях мы решали вопрос выбора легко, а на V-ROX просто взяли сессионного барабанщика. Он всё снял за две репетиции, но пришлось заплатить, конечно. Я тогда всех ударников в городе спросила, отказались.

Потому что все уже играли на фестивале.

П: Да, так и было.

М: Сашины партии проигрывали с ноутбука. Фотографии прекрасные вышли, но нервов было потрачено очень много. Честно признаться, меня не воспринимают всерьёз, когда я с Mac выхожу на сцену. Без Саши пришлось самой всё подключать и проверять: гитару и ноутбук. Не комфортно было, страшно.

Мещерякова-4

Часто конфликтуют интересы?

П: Да. Даже не в концертной деятельности, а в плане записи и прочего. У меня альбом Hays висит два года уже, а нужно новую песню с Настей записывать.

М: Просто я от него не отстаю, постоянно приношу новое. Ему нравится, соглашается, а потом: «О, блин, у меня же свой альбом ещё».

Но альбом всё-таки записали. С этим опытом планируете теперь чаще релизы делать?

П: Планируем. Через неделю в студию. На концерте у нас программа на час, песен 12–15 играем. Надо начинать всё это записывать.

М: Очень хочется играть на юбилейном V-ROX в этом году. Если так случится, было бы круто к нему что-то выпустить. Показать, что не сидим на месте.

У вас всё-таки поп. Какие, по-твоему, жанры сейчас популярны?

М: Я в поиске. Но все же знают, что рэп популярен. Я такое услышала: чтобы быть в тренде, нужно следить, что сейчас пишется в студиях, а не играет на радио. Но у нас такой возможности тут нет.

Вы и сами по радио крутитесь. Планируете продолжать?

М: Сейчас посмотрим чуть-чуть, какой будет реакция на альбом: одну из песен думаем запустить на TopHit.ru, — склоняемся к «Падать». Хотим проверить, есть ли потенциал на радио.

А есть смысл играть поп в городе, который даже не миллионник? Или строите планы на Москву?

М: Я хочу посмотреть, какая реакция будет здесь. Всё равно на концерты ходят ребята из тусовки, которые музыкой так или иначе интересуются. Хочется привлечь стороннего слушателя. Пока не знаю, как это сделать. Но если в родном городе будет какая-то реакция, то может и есть смысл.

Когда была помладше, я была такой рок-чиксой. Но я всегда любила поп-музыку, получалось писать в этом ключе. Не отрицаю этого. В последнее время у меня на репите альбом Rihanna и оба альбома Banks.

Насколько тебе самой близка ваша музыка?

М: Максимально. Я специально шла к сольному проекту, иначе бы могла спустить рукава: «Это же ребята написали». Как в других группах, где я на создание музыки никак не влияла. Тут я приношу песню в уже собранном облике: понятно, кто и что играет, темп, танцевальный трек или нет. Так как я неопытна в написании аранжировок, конечно, часто слушаю Сашино мнение.

А ребятам удаётся себя как-то реализовать?

П: Они пытаются.

М: Пытаются, но у нас, конечно, тоталитарный проект.

По теме: Местная музыка: Итоги 2016 года во Владивостоке

Новые материалы