4 апреля 2017 — Город
Мнения: Чем бар «Контрабанда» запомнится Владивостоку
Гости и сотрудники — о закрытии заведения и том, почему каждый успел найти здесь место для себя

Текст: Валентина Михайлова
Фото: Наталья Якунина, Ксения Рябова, Павел Ванифатов, Дмитрий Григорьев, Сергей Скобелев

С 30 марта в баре «Контрабанда», расположенном в «Старом дворике ГУМа», началась серия концертов в честь закрытия. Руководство ГУМа решило разорвать договор аренды и сдать помещение под новый крабовый ресторан. Из предполагаемых десяти лет, клуб просуществовал чуть более года. 

Журналист «Вл3000» поговорил с гостями и сотрудниками бара и узнал, чем запомнится «Контрабанда» Владивостоку.

Наталья Якунина, фотограф: «”Контрабанда” — любимый бар с совершенно особенной атмосферой. Подобного места просто нет. Нарадоваться не могу этому удивительному длинному бару в историческом антураже и волшебной террасе. А смешные рисованные афиши и анонсы мероприятий круче любого сериала. Ещё пушистые котики, которые, не боясь музыкантов, прыгают по сцене, а потом на колени гостям».

Борис Белебезьев, актёр театра: «Здесь чувствуется старый Владивосток. Кирпичные стены, дорожки из брусчатки, гранитная терраса, изрезанная корнями деревьев — всё это создаёт особую атмосферу».

В 2014 году Станислав Ташкинов открыл магазин виниловых пластинок «Контрабанда», а в декабре 2015 года — клуб с одноимённым названием. За баром здесь стоят стеллажи с пластинками и проигрыватель, на который всегда что-то ставят. Если нет — значит на сцене играет живая музыка.

В стилях особо не ограничивают: в «Контрабанде» выступают панки, электронщики, акустические исполнители, представители местной и заграничной сцены. В баре проходят не только концерты и тематические вечеринки, но и литературные встречи, мастер-классы и лекции.

Джозеф Ливзи, антрополог: «”Контрабанда” для меня — это атмосфера, люди, которые тут работают и музыканты. Здесь всегда что-то звучит с пластинок или со сцены, а молодые исполнители свободно выступают с более опытными. Если бы подобное место было в Сан-Франциско или Нью-Йорке, я бы не удивился. Но во Владивостоке это единственное заведение такого рода, я хожу только сюда».

Никита Курсов, музыкант-любитель: «Новую жизнь в стенах ”Контрабанды” обрёл музыкальный джем. Попытки закрепить это интересное явление в нашем городе на регулярной основе и должном уровне происходили периодически в разных заведениях, но быстро исчерпывали себя. А вот в “Контрабанде” получилось. Как и джемовцам, многим другим местным группам сейчас почти негде играть. С закрытием бара станет ещё одной площадкой меньше».

За полтора года «Контрабанда» собрала разную публику. Сюда приходят и завсегдатаи одноимённого магазина пластинок, и те, кому хочется попроще и по-домашнему, и молодёжь, которой в «Виски-баре» надоело, в «Стереотипах» пафосно, а в «Мумий Тролль» не пускают. 

Джозеф Ливзи, антрополог: «У каждого заведения есть своя публика. Меня раздражает это классовое деление. В “Контрабанде” такого нет».

Родион Юруткин, реаниматолог: «Всё очень просто, без пафоса, по-семейному. Все всех знают: даже интроверт найдёт новых друзей и знакомых. Можно бюджетно перекусить и выпить. Что, например, для молодёжи — важный аспект».

Борис Белебезьев, актёр театра: «Посетители здесь, как одна компания. Они могут сидеть разрозненно, по кучкам, но все будут на одной волне — волне ”Контрабанды”».

Александр Дьяченко, музыкант: «Уникальность клуба не переоценить. Пазлы сложились в нужное время в нужном месте. Любому городу необходим центр тусовки, общественной неформальной жизни. Во Владивостоке таким местом является “Контрабанда”.

В большинстве баров по-барному проводишь время. И только из ”Контры” уходишь наполненным — выступлениями, общением с интересными людьми, совершенно невероятными и непрогнозируемыми событиями. Как-то мне сказали, что ”Контрабанда” — это перекрёсток, центр движения и жизни во Владивостоке».

Старинное помещение бывшей столярной мастерской хозяева «Контрабанды» Станислав Ташкинов и Дарья Богданова обустроили сами, создав по-домашнему уютный клуб. Бармены здесь всегда поговорят и без презрения в глазах нальют, если попросят, что подешевле. А музыканты откликнутся на спонтанное предложение сыграть — просто потому, что хочется.

Никита Курсов, музыкант-любитель: «Будучи совсем непрофессиональными баростроителями, хозяевам этого места интуитивно удалось почувствовать, чего не хватало определённому слою людей, создать действительно уникальное место. А может, они и не чувствуют ничего интуитивно? Просто творят, представляют, как это должно быть, пытаются зарабатывать, вкладывают в труд душу».

Борис Белебезьев, актёр театра: «Персонал относится людям именно как к гостям, а не как к посетителям, которым просто нужно налить. Где вы ещё видели, чтобы директор каждый вечер стоял с барменами за стойкой?»

Эрик Пагнер, консул США по вопросам культуры, печати и образования во Владивостоке: «Очень жаль, что клуб закрывается. Мы высоко ценим дружбу и гостеприимство Даши и Стаса. Очень благодарны им за то, что в ”Контрабанде” прошло несколько наших культурных программ. Здесь особая, очень располагающая атмосфера, уникальный характер места. Благодаря Стасу я всегда чувствовал себя желанным гостем».

«Контрабанда»-20

Никита Курсов, музыкант-любитель: «Здесь отлично слились барная демократичность и отсутствие ширпотреба. Внутри — минималистичный дизайн без пафоса и невероятная терраса в каменном колодце, который прямо дышит историей нашего города. Хозяева стоят за стойкой каждый вечер, играет музыка с винила и без попсы, а в меню и карте бара есть всё нужное и ничего лишнего. Часто заходят иностранные путешественники самых разных видов и мастей.

За время существования “Контрабанда” действительно стала клубом в своём исконном значении — не конкретным местом, а общностью людей. Есть ли ещё в нашем городе заведения с подобным набором?»

По теме: В старом дворике ГУМа закроют бар «Контрабанда»
Интервью: Владелец магазина винила «Контрабанда» Станислав Ташкинов

  • Olga Kravchuk

    А ещё гардеробщик крутой! Сказал, что обладает премией “Золотая вешалка”) Очень жаль Контрабанду(((

  • Людмила

    Жаль, что они с концами закрываются не откроются больше в другом месте

  • Люба Черненко

    Руководство ГУМа не право. Контрабанда отлично вписывается в концепцию Старого дворика, а вот для крабового ресторана можно и другое помещение найти. С такой политикой есть угроза разрушить отличную атмосферу данного места.

  • Jóhannes Valdimarsson

    Обидно. Но это типичное проявление иерархии в России: кто ближе к верхушке, будь то на основе взяток или просто «крыши», тот и остаётся на сцене. Здесь часто можно было встретить иностранцев, адекватную даже молодёжь и просто самых разных людей. Минимум пафоса – максимум атмосферы. Подобные заведения напоминают урбан-культуру Питера. Что ж, давайте сделаем ещё одну копию Zuma/Selfie/Studio! Есть-то негде в деревне! Это, как с новостройками в виде очередного ТЦ вместо зелёных парков!

    • Karina Kalyga

      Я бы хотела что-то добавить, но слишком с вами согласна. От однообразия заведений подташнивает, опять некуда сходить в центре.

Новые материалы