29 марта 2017 — Город
Репортаж: Снос дома в Почтовом переулке
Как демонтируют незаконную постройку во Владивостоке и что думают об этом местные жители

Текст: Дарья Миколайчук
Фото: Василиса Вакилова

ООО «Технопарк» начал строить дом в Почтовом переулке в 2013 году. Он появился поблизости от усадьбы Смитов, где жила Элеонора Прей. Во время работы одно из исторических зданий снесли, а на месте гаража, по документам, вырос семиэтажный новострой. Это вызвало общественный резонанс и череду судов во Владивостоке. «Вл3000» рассказывает о завершении истории, ставшей городским протестом против точечной застройки.

Кто такая Элеонора Прей

Американку Элеонору Прей называют первым блогером на Дальнем Востоке. Она приехала сюда в 1884 году вслед за мужем, который помогал предпринимателю Чарльзу Смиту. Супруги поселились в Почтовом переулке, где была усадьба Смитов. Она включала в себя магазин, флигель, жилые и хозяйственные помещения.

За 36 лет во Владивостоке Элеонора Прей написала около двух тысяч писем своим друзьям. Она пережила в Приморье февральскую и октябрьскую революции, три войны, визиты коронованных особ и начало сталинского времени. Сегодня её письма хранятся в Вашингтонской библиотеке Конгресса, а их перевод в России опубликовало издательство «Рубеж».

Дом в Почтовом переулке 2015

Так выглядело незаконное здание «Технопарка» в 2015 году. Фото: primorsky.ru

Просили арматуру — говорят, вы нас ущемляете

Два года назад суд признал постройку «Технопарка» в Почтовом переулке самовольной и потребовал её снести. С февраля 2017 года сносом здания занимается Дальневосточная инженерная компания.

Шесть этажей уже разобрали вручную: бетонные плиты крошили, а материалы складировали в подвале и увозили на свалку. Сейчас идёт демонтаж последнего этажа. На месте многоэтажки лежит груда строительных обломков.

На последнем этапе решили использовать экскаватор. Его ковш шумно собирает остатки дома. Бетонную насыпь поливают водой, но это не помогает — всё равно повсюду белая пыль. Корейцы трудятся здесь с семи утра до позднего вечера. На верёвках сушится их рыба.

На демонтаж Дальневосточной инженерной компании дали время до 18 мая 2017 года. Рабочие опережают срок и планируют закончить работу в первой половине мая. На вопросы они отвечают привычно: все время к ним приезжают полицейские, приставы, журналисты и представители администрации.

Местные жители с усталыми лицами наблюдают за этим из окон. Стройка идёт четыре года и порядком их вымотала. В Почтовом шумно и часто заходят туристы. Недавно в переулке перевернулся грузовик, чуть не задев проходящую мимо женщину.

«Некоторые местные здесь возмущались — экскаватор не пустим, наша земля! Но со всеми можно договориться, правильно? Они просили арматуру. Говорят, вы же нас ущемляете. Ну мы дали им», — рассказывает строитель Александр Тараненко.

Неподалёку рабочие грузят арматуру в большую кучу. Оттуда её оперативно уносят двое местных жителей в свой дом. В перерыве говорят, что хотят сделать крыльцо «как у соседей, потому что всё равно на свалку».

— Вы знаете, что место историческое?
— У нас не такая жизненная ситуация, чтобы знать. Деньги зарабатываем. Знаю только, что дому больше ста лет, — мужчина заканчивает разговор и идёт за очередной порцией арматуры. Он сюда только что переехал, а дом остался в наследство от бабушки.

Пасторы-протестанты из молитвенного дома в переулке с удивлением наблюдают за перемещениями арматуры. Они думают, что её крадут.

«Металлические вещи несут! — восклицает корейский пастор Сон, — Здесь (в Почтовом переулке) пьяницы жили, бездомные, и было мусора много. Но сейчас лучше. Соседи стали следить. Я знать, что здесь раньше был американский магазин и жила интересная женщина. Важное место! Не надо строиться, надо хранить история». Сон жалуется, что в молитвенном доме сломалось отопление, когда построили многоэтажку.

Старый Владивосток. А не безликое вот это

Бывшая проводница Лариса Дмитриевна живёт в Почтовом переулке 37 лет из своих 72-х. Её дом не относится к усадьбе Смитов и не обладает исторической ценностью. Раньше там были коммунальные квартиры почтового ведомства. Она рассказывает, что в советское время весь переулок чуть не отдали творческой интеллигенции — актёрам театра Горького и художникам. Правда, остальные жители Почтового это считают слухами.

Снос дома в Почтовом переулке (6)

«Конечно, я рада, что всё кончилось! Мы добивались, чтобы незаконный дом снесли! У меня толстая папка с документами, даже писали обращения. Почему в СССР было запрещено строить в центре высотные здания? Крайисполком запрещал, потому что уже тогда было понятно: некрасиво и опасно… К тому же подземный Владивосток, сами понимаете», — таинственно добавляет Лариса Дмитриевна.

Мы стоим на её деревянном крыльце. В паре метров от него — стройка. Ещё четыре года назад, когда стали заливать фундамент, женщина подумала, что теперь в переулке будут жить богатые люди и их большие джипы, а старые дома начнут постепенно сносить. Она испугалась, что потеряется атмосфера места.

«Я помню, ещё до стройки было спокойно. Старый забытый город. Лесенка, деревья, кирпичные дома. Понимаете, такой старый Владивосток нужен не мне, мне уже 72 года. Он нужен вам и вашим детям. Чтобы рассказывать им об Элеоноре Прей и о том, что здесь жили купцы. А не безликое вот это вот», — Лариса Дмитриевна указывает на груду строительных материалов, которая высится перед забором.

Больше всего она боится, что когда-нибудь бизнесмены захотят снести её дом, где она живет почти сорок лет.

«Важно дать понять — всё зависит от нас»

Член общества изучения Амурского края Марина Баринова одной из первых обратила внимание властей на быстрорастущую проблему. 2013 год был для неё самым сложным. Однажды даже пришлось самой преграждать дорогу экскаватору, разрушающему здание 19-го века.

Снос дома в Почтовом переулке (8)

Снос она воспринимает как логичный конец этой истории: «Я и мои соратники работали, чтобы постройку снесли. Это нужно не только для сохранения усадьбы Смитов. Важно дать понять, что всё зависит от нас».

Марина Баринова накрепко связана с историей Элеонорой Прей, она даже переехала в Почтовый переулок. В одной из комнат, где она сейчас живёт, супруги принимали гостей и обедали сами, — здесь была столовая. Во второй располагалась гардеробная Элеоноры. Когда все национализировали, здесь она провела последние дни во Владивостоке и вывезла всё, что смогла.

Во дворике у дома стоит столик, украшенный остатками антикварной швейной машинки, и оранжевое фортепьяно. По словам Марины Бариновой, жильцы, несмотря на стресс из-за бесконечной стройки, понемногу проникаются духом места. Сохраняют исторические решётки, ставят красивые почтовые ящики или мелочи вроде медной ручки в виде льва.

Сейчас её волнует вопрос: что будет дальше? Она хотела бы видеть на месте незаконной постройки городской сад. Об этом мечтал муж Элеоноры Прей, судя по письмам. Он посадил здесь первое дерево.

***

Снос незаконной постройки стал прецедентом — такое случилось впервые во Владивостоке. 16 миллионов рублей, потраченных на демонтаж, «Технопарк» должен будет возместить в бюджет края. 

Когда строители закончат снос, они восстановят естественный откос и засыпят его чернозёмом. По их словам, уже этим летом там будет расти трава. От семиэтажки останется только фундамент. Его решили не демонтировать, потому что внутри проходят теплотрасса и водопровод. Еще одним напоминанием будет подпорная стена, которая останется возле старого здания по адресу Почтовый переулок, 5В.

На момент публикации материала рабочие завершили демонтаж последнего этажа.

  • Sergey Stasenko

    Кроме этого снова, вандалы-самостроевцы обязаны восстановить тот флигель, который уничтожили!!!

Новые материалы