20 декабря 2016 — Город
Библиотека «Бук» рекомендует: Что читать в декабре
Книга как швейцарский нож, приключения ученого-оболтуса и путешествие в миры Сэлинджера

Текст: Ольга Аристова («Бук»)
Фото: Алексей Зайцев

Вместе с первой молодежной библиотекой Владивостока и ее куратором Ольгой Аристовой представляем новую рубрику и подборку книг, которые стоит прочесть в декабре. Все книги можно найти в «Буке» на Светланской.

Гузель Яхина «Зулейха открывает глаза»

buk-dekabrya-2016-7

Дебютный роман российской писательницы бьет по болевым точкам, трогает за душу, очень злит, но прежде всего — воодушевляет. От книги, собравшей множество комплиментов от критиков и получившей сразу две престижные литературные премии («Большая книга» и «Ясная поляна»), меньшего и не ждешь.

Сюжет — реалистичная история, с которой каждый из нас знаком хотя бы понаслышке. Все это мы уже где-то читали — здесь и раскулачивание, и массовые расстрелы, и чертовщина повсюду. Но история затюканной мужем татарской крестьянки пробуждает неподдельное сочувствие, а динамичный язык Гузель несет за словом слово, как бурлящая река в таежной глуши.

Читается книга легко и достаточно быстро. А между слов, как драгоценные камни на дне реки, — мифы и легенды Татарстана, которые не только облегчают саспенс, но и рассказывают что-то новое и красивое о незнакомой нам стране.

«Смерть была здесь везде, но смерть простая, понятная, по-своему мудрая, даже справедливая: облетали с деревьев и гнили в земле листья и хвоя, ломались под тяжелой медвежьей лапой и высыхали кусты, трава становилась добычей оленя, а сам он — волчьей стаи. Смерть была тесно, неразрывно переплетена с жизнью — и оттого не страшна».

Ричард Фейнман «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!»

buk-dekabrya-2016-5

Автобиографии известных людей всегда внушают надежду, что особенными не рождаются, а становятся — и поэтому мы тоже можем. Впрочем, книга «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» больше не о личной мотивации, а о жизни увлеченного наукой оболтуса и его приключениях в мире взрослых людей.

С первых страниц нас знакомят с умным мальчиком Ричардом, который чинит соседские радиоприборы и строит у себя в комнате настоящую Лабораторию (из деревянного ящика, нагревателя, аккумуляторной батареи и лампового блока). Дальше — больше. 

История жизни гениального физика рассказана в интонациях юнца, который во что бы то ни стало хочет всех поразить — и поэтому донимает официанток, оставляя на столе перевернутые стаканы с водой.

«Когда я был студентом, я обычно ходил есть в один ресторанчик в Бостоне…однажды, просто удовольствия ради, я оставил под двумя стаканами чаевые — обычные для тех дней десять центов, два пятицентовика. Я наполнил каждый стакан доверху, опустил монетку, накрыл плотным листком бумаги и перевернул, так что верхняя часть стакана оказалась на столе. Затем я вытащил бумагу (вода не вытекала, потому что воздух в стакан пройти не мог — ободок стакана плотно прилегал к столу)…».

Рэй Ольденбург «Третье Место»

buk-dekabrya-2016-1

Мы так долго ждали, чтобы кто-то дал определение всем этим кафе, антикафе, барам, дружелюбным парикмахерским и арт-кластерам, и теперь можем вздохнуть спокойно. «Третье место» Рэя Ольденбурга — больше, чем книга. Это социальное явление, которое нам подарили.

Книга — не более и не менее, чем социокультурное исследование. Ольденбург сравнивает доступность американских «третьих мест» с доступностью подобных мест в других странах. В основном, под лупу попадают страны Западной Европы. Также книга рассказывает, откуда растут уши у городской апатии и как с ней бороться. 

«Как в лучшие времена и в лучших местах, третье место должно быть просто возможностью. В настоящее время наша урбанистическая топография поощряет тех, кто предпочел бы быть один, остаться дома или ограничить выходы в свет относительно эксклюзивными местами. Но курс городского развития, который взяло наше общество, оставляет в накладе ищущих приключений, общительных и тусовочных людей. А именно от них больше всего зависит, будет ли у нас хоть какое-то подобие жизни в сообществе».

Андрей Аствацатуров «И не только Сэлинджер»

buk-dekabrya-2016-6

Эта книга — швейцарский нож из литературных инструментов. Все они были бережно собраны Андреем за время многолетней практики преподавания литературы в университетах Петербурга. Сложно сказать, что больше подкупает в этой книге: доверительный тон автора, лишенный всякой назидательности, или то, как он с легкостью препарирует произведения признанных классиков.

Во Владивостоке, где лекции по зарубежной литературе собирают от двухсот слушателей, эта книга обязательно найдет своего читателя. В десяти опытах прочтениях английской и американской литературы Аствацатуров разбирает на составные и сортирует по полочкам Генри Джеймса, Джозефа Конрада, Уильяма Голдинга, Томаса Элиота, Амброза Бирса, Шервуда Андерсона, Уильяма Фолкнера, Джона Апдайка, Генри Миллера и, конечно, Джерома Сэлинджера.

«Теперь попробуем изменить ракурс нашего чтения. При пристальном вглядывании в этот текст [поэма Томаса Элиота "Бесплодная земля"] умудренный читатель тотчас же различит в нем мозаику: текст катастрофически распадается на цитаты из разных литературных источников. Собственно говоря, сам Элиот указывает нам на них в своих комментариях к поэме. Каждая цитата — своего рода портал, который открывает путь в иное, уже не элиотовское художественное измерение»

Ильдар Абузяров «О нелюбви»

buk-dekabrya-2016-4

Есть целый ряд причин, почему стоит прочитать сборник рассказов Ильдара Абузярова «О нелюбви». Во-первых, Ильдар — наш современник, но его стиль сильно отличается от всего того, что нам предлагает современная русская литература (за что его однажды сравнили с Габриэлем Гарсией Маркесом). Во-вторых, лирический мотив рассказов если не вызовет слезу, то умиление — уж точно. И, в-третьих, в книжных магазинах города её не найти. Автор лично подарил ее библиотеке «Бук» во время осеннего приезда во Владивосток.

Что особенного: Ильдар наделяет своих персонажей не только голосом и историей, но еще и целым багажом невыстреливших каламбуров. Кому-то подобная насыщенная стилистика может затруднить знакомство с современным русским писателем, а кто-то увидит в ней изящную словесную игру без философского подтекста.

«Конечно, я не первый раз принимаю участие в литературном кружке, но в таком нудном, с дымом и бородатыми шаманами, я еще не был. Это меня раздражает. Это очень страшно. Ведь комната, в которой мы сидим, называется Публичная библиотека. Вы только вслушайтесь: Публичная библиотека! Я знаю, это храм шаманов Университет-Сарая. Я знаю, он полон бумажных урн-фолиантов с тем, что осталось от Бунина, Аксакова, Тургенева, Ахматовой и других потомков золотоордынцев».

По теме: Новое место: Первая молодёжная библиотека «Бук» во Владивостоке
Третье место: Где спокойно поработать в центре Владивостока

Новые материалы