21 февраля 2016 — Город
Colta.ru: «Что-то не так за дверью. Едят санкционную продукцию»
Интервью с жителем Владивостока, который донес на санкционного гуся у соседки

Текст: Роман Дорофеев (Colta.ru)
Фото рапорта: Новости VL.ru

На Colta.ru вышел материал, в котором исследуется тема доносов в России. Одним из героев стал разнорабочий из Владивостока — Николай Глебович (фамилия выдуманная). «Вл3000» публикует историю Глебовича, который рассказал журналисту Роману Дорофееву о своих мотивах.

Житель Владивостока разнорабочий Николай Глебович (фамилию он называть отказывается) 16 августа 2015 года пожаловался в полицию на своих соседей. Спустя несколько дней в сети оказался рапорт сотрудника местного отделения полиции следующего содержания: «Докладываю, что в 21:21 16.8.2015 на телефон “02” УВД по г. Владивостоку гражданин <…> 1964 г.р. <…> сообщил <…> о том, что по адр. Овчинникова, 16, со слов заявителя, соседка ест польских гусей, другие соседи курят голландский табак».

Николай Глебович признает, что именно он подал эту жалобу. До обращения он видел ролик на YouTube (ниже), как давят тушки санкционных гусей, и обратил внимание на этикетки, наклеенные на упаковку гусятины. Такую же этикетку он заметил в мусорном баке, когда выносил мусор. По запаху в подъезде он определил, кто из соседей ел гуся, а кто курил голландский табак. По закону попавшие под санкции продукты нельзя ввозить на территорию РФ, но есть их можно.

— Расскажите, как дело было. Почему вы решили донести на своих соседей?

— Сначала нет, подожди. Если хочешь понять, то сначала по интернету увидел, как давят тушки гусей. Видел это, нет? Прикол, да? С ума сойти — ну я не знаю, какой сленг сейчас у молодежи. Допустим, я хозяин магазина. Купил себе гусей этих, продать, да? А по концовке — манечка. Гусей забрали. Это же вообще какой-то беспредел, правильно я говорю? Я как бы в шоке, понимаешь, да?

— То есть этот ролик вас сильно впечатлил?

— Да, сильно впечатлил. Сегодня скажут, что там в джинсах нельзя ходить. И че, короче? Эти джинсы порвать надо будет? Какой-то придурок там говорит, что доллар надо запретить, и что теперь?

— Подождите: правительство запретило ввоз санкционных продуктов…

— Ну да, запретили. Я согласен, запретили. Но этот же хозяин магазина не виноват, что тушки гусей завозили. Ну не завозите их, он же не виноват. Ну посуди сам: завезли. Значит, кто-то где-то недосмотрел, но хозяин магазина же не виноват.

— Вы сейчас отстаиваете права тех, кто пытается торговать санкционной продукцией на территории РФ, хотя в августе 2015 года обратились с жалобой на соседей за то, что они ели эту продукцию. Вы пересмотрели свою позицию?

— Почему я пересмотрел? Я не пересмотрел.

— То есть правильно сделали, что раздавили?

— Ну да.

— У нас есть конкретный случай. Вы обнаружили в мусорном баке этикетку, такую же, как в ролике, где давили гусей. Верно?

— Да.

— И вы сделали вывод, что продукция санкционная и подлежит уничтожению. Верно?

— Да, правильно. То есть еще воняло от соседей. Запах. Еще запах был.

— То есть по запаху вы поняли, что это санкционная продукция?

— Догадался, так скажем. Проявил — эту, как ее, — сознательность, так скажем.

— А дальше что вы сделали? Позвонили или написали письмо?

— Позвонил.

— Позвонили по горячей линии или в 02?

— Нет, там есть номер 020.

— И что вы сказали полиции?

— Сказал про гусей. Еще — что голландский табак курят.

— Это в тот же вечер было?

— Да, в подъезд заходил — запах.

— То есть вы заходите в подъезд, понимаете, что запах специфичный.

— Да, что-то здесь не так. Что-то не так за дверью. Едят санкционную продукцию.

— А как вы поняли, что табак голландский?

— Ну, есть сигареты, которые сейчас продаются. Там Marlboro, Winston. Написано, что Winston, но на самом деле не Winston. Понимаешь, это? Нет? Ну то есть который раньше был Winston, продавался из-под полки, который стоил пять рублей, — еще тогда по молодости были — это один запах, понимаешь? А сейчас — это совсем другой запах. Если взять, допустим, тот же табак Cherry, ты его определишь, нет?

— И то же самое с голландским табаком?

— Ну да. Я просто всю жизнь курил. Я отличу запах сигарет, которые сейчас в ларьках продаются. Они не пахнут даже приблизительно табаком. Там нет его вообще. А если, допустим, запах табака нормального — его ни с чем не спутаешь.

— Понятно. А дальше как дело развивалось? С вами связывались из полиции?

— Да, связывались. Я объяснил, и все.

— К соседям полиция приходила?

— Даже без понятия.

— А какие у вас отношения с соседями?

— Смотря с какими соседями. Соседи разные бывают. Соседей не выбирают.

— Те, которые ели польских гусей и курили табак, — это одни и те же люди?

— Нет. Смотри: в подъезде двадцать человек живет. Со всеми разные отношения. С кем-то я как-то водку пил, а с кем-то я и не здороваюсь. Не, ну к тем, которым я руку подаю, я, может быть, как-то по-другому бы отнесся. Подошел бы, с ними поговорил: «Ты что, скотина, делаешь? Ешь гусей!» А тут разговор короткий — пошел, позвонил.

— И все-таки хочется понять: почему вы позвонили?

— Ты в армии служил — нет?

— В вузе военная кафедра была.

— Ну, давайте, чтобы — как это — не растягивать. Есть командир. Командир дал приказ. Командир сказал, допустим: вот так нужно делать. Если каждый начнет от себя пороть то, что он хочет, фигня какая-то получится. Тебе, может, не нравится этот командир, но приказ нужно выполнить.

— Приказ есть приказ.

— Ну да. Правильно это понимаешь.

— У нас есть командир — Владимир Владимирович, правильно я понимаю?

— Да, правильно.

— Но командир говорит: завозить нельзя, но есть можно. И как с этим-то быть?

— Ну, опять же, в магазин завезли же этих гусей, допустим, да. Но зачем их тогда давили?

— В магазин завозить нельзя, чтобы их люди не покупали. Но если ты привез из-за границы в небольшом количестве для себя, то ты можешь это использовать в еду.

— А, ну видишь, я точно знаю: они никуда за бугор не ездили.

— А что родственники ваши сказали по этому поводу?

— У меня брат только, да и то на Украине. Я ему сам сказал.

— А если бы брат приехал с таким гусем, вы бы его в полицию не повели бы, наверное, да?

— Почему? Я бы с ним провел разъяснительную работу. Объяснил бы ему.

— Но в полицию не стали бы звонить?

— Почему? Я бы отвел его туда, в полицию, сдал бы. Пусть они дальше с ним…

— Брата?

— Ну да, конечно.

— Если вернуться к тому вечеру, когда вы сообщили в полицию на соседей: у вас застолье какое-то было?

— Да нет, не застолье. Ну, то есть так как-то. Я не помню, что за день был.

— Вы выпили?

— Да, смелости набрался. Если бы был трезвый, может, по-другому бы себя повел.

— А как по-другому?

— Ну, не стал бы, постеснялся. Ну то есть, знаешь, когда выпьешь, храбрости набираешься. Я когда выпью, одна ситуация. Когда не выпью — другая.

— А вы не хотели бы все переиграть?

— Два раза в одну воду не войдешь.

— А вы вообще чем занимаетесь, как зарабатываете?

— Такими случайными заработками.

— Крышу, например, кроете?

— Да. Вы как раз в точку попали, крышу крою, да.

— Вы меня спросили про армию, а сами в каких войсках служили?

— А я такой залетчик был, в пяти местах служил, где только не был. Даже под КГБ служил, честно тебе скажу.

— В КГБ?

— Нет, не в КГБ, а под КГБ. Ну то есть, знаешь, там отдельная рота сопровождения воинских грузов. Ездили, с заводов получали снаряды.

— А почему под КГБ?

— А это под КГБ было тогда, то есть эта рота была под КГБ. В Киевском военном округе только две роты были такие.

— Вы родом с Украины?

— Да.

— А как во Владивосток попали?

— Судьба так сложилась. Еще к морю хотел. Тут природа хорошая. Из окна у меня видно море. Как бы мне нравится.

— А после армии чем занимались?

— Да что только не делал, на шахтах даже работал.

— Наверное, помните 91-й год, развал Союза…

— Да, помню. Свободы больше было, колбасы — меньше. У меня впечатление такое от 91-го года. Свиньи жили в загоне, а потом свиньям дали свободу, и свиньи выскочили и весь огород потоптали.

— То есть вы против того, что Союз развалился?

— Нет, не против. Я же тебе говорю: свиньи жили в загоне, им плохо было, а потом загон открыли… А они взяли, прибежали, всю картошку потоптали, помидоры и все, короче. Не свобода виновата, а люди виноваты.

— А вы информацию откуда черпаете? Из телевизора?

— Я телевизор лет пять, наверное, не смотрю или даже больше.

— Радио слушаете?

— Ну да. Допустим, «Эхо Москвы» мне нравится. Новостные сайты есть, LifeNews. Могу блокировки обходить — как же они — роскомнадзоровские всякие. Ну, я стараюсь все точки зрения услышать. Допустим, «ВКонтакте» я подписан на группы «Новороссии» и на украинские группы. Чтобы свое мнение появилось, нужно сто других мнений услышать.

— Если вы так внимательно следите за новостями, вы наверняка слышали из новостей, что недавно Кадыров развернул борьбу с «врагами народа». Вы что думаете по этому поводу?

— Знаешь, что скажу по Кадырову? Есть Уголовный кодекс, есть такие статьи, по которым нет срока давности. И вот смотри: Кадыров в 16 лет первого русского убил солдата, то есть я «лайк» не могу поставить. Когда он начинает говорить, у меня внутри что-то блокируется, вообще не могу его оценивать.

— Скажите, у вас раньше были такие случаи, когда вы понимали, что нарушается закон и нужно сообщить в полицию?

— Я же тебе говорю: живу на первом этаже. Раз человек бросил машину перед окном. Я ему: «Ты че бросил машину?» Если бы он со второго раза не понял, я бы обратился. Но он понял, и здесь, у меня под окном, никто не ставит машину. На моей фабрике забастовок нет, как говорится. Ну, если я увижу какое-нибудь нарушение, я обязательно сообщу. У меня пистолета нет.

— Чего нет?

— Ни пистолета, ни автомата, ни бомбы.

— А если бы было, что тогда?

— Ну, я не сторонник этой фигни. Ну то есть я выпиваю, на фиг дураку граната нужна.

— Скажите, после всех публикаций в интернете вас там никак не обзывали? Стукач, допустим.

— Ну, знаешь, кто меня знает, кем я дорожу, короче, ко мне нормально относится. Как тебе объяснить? Да мне по фигу, ну, вообще на них на всех, если разобраться. Кто что думает? Мне какая разница. Я че, красавица, чтобы всем нравиться? Ну, честно тебе говорю: я вот иду, у меня кроссовки, я в них лет пять, и нормально у меня все.

Читать весь материал на Colta.ru

  • http://dimous.github.io/ Dimous

    Это только начало!

    Господа, я слышал, что в городе есть “клуб сваливающих в Канаду”. Они встречаются, обсуждают стадии своего иммиграционного процесса, всячески поддерживают друг друга. На владмаме есть подфорум, но ~все его участники уже на обетованной.
    Это серьёзный шаг. Нужно тщательно готовиться. Кажется, я уже слишком долго “запрягаю”. Мне нужно встретиться с более активными, решительными людьми и погрузиться в реальную движуху.

Новые материалы