18 января — Город
Главный редактор «Новостей VL.ru» Иван Федотов: «Люся, возьми трубку, тут это… Ваня.ру звонит»
Основы и принципы работы самого популярного СМИ Владивостока

Текст: Елена Белова
Фото: VL.ru

Обычное офисное помещение в центре Владивостока с несколькими комнатами, глухая железная дверь и звонок для посетителей. За дверью — журнал городской редакции «Новости VL.ru», которой в наследство от предыдущих арендаторов достался даже настоящий камин.

В обычное время в журзале можно застать около десяти-пятнадцати человек: выпускающих редакторов, корреспондентов, фотографов и операторов. Каждый новый день «Новостей» начинается со сводки о погоде и расписания авиарейсов, а заканчивается, чем бог пошлет, — происшествиями, концертами или громкими скандалами.

Десять лет назад о «Новостях» во Владивостоке не знал никто. Проект запускался, как площадка портала VL.ru. Задачей было максимально часто генерировать новостной контент, который заставит пользователей возвращаться назад на сайт. Главным редактором нового проекта стал студент журфака ДВГУ Иван Федотов, которого быстро повысили из обычных корреспондентов. К 2016 году «Новости» прошли путь от сборника скучных пресс-релизов до масштабного новостного сайта, который ежедневно читают более пятидесяти тысяч человек.

Иван Федотов продолжает возглавлять команду «Новостей». Во многом, из-за его политики проект остается независимым, не идет на контракты с госорганизациями и до сих пор работает в поле гражданской журналистики, не получив регистрации СМИ. Высокий, почти под два метра, 31-летний рыжий и улыбчивый мужчина совсем не похож на жесткого управленца и новостного «маньяка».

Ivan Fedotov

Расскажи, как вы стартовали?

«Новости» вышли в свет в июне 2005 года, начиналось всё тухло. В первый день мы запостили пять убогих новостёнок. Но, тем не менее, сходу начали собирать неплохой трафик.

С какой новости, как ты считаешь, началась ваша известность?

«Новости VL.ru» по-настоящему стрельнули, когда 16 января 2006 года случился пожар на Гоголя в здании «ПромстройНИИпроекта». Посещаемость никому неизвестной «ленты» без авторитета и поддержки с трех-четырех тысяч пользователей в сутки подскочила до 20+. В том маленьком интернете две тысячи занюханного года — это немыслимые цифры.

Едва ли не ключевым фактором в этой истории стало то, что совершенно случайно, за несколько дней до трагедии, мы «прикрутили» комментарии к новостям. Город тогда находился в оцепенении. Новостная лента позволила многим выразить свое сострадание в комментах. Мы были вместе с людьми и разделяли их чувства.

Тем не менее, ажиотажный трафик, естественно, отскочил, и мы ещё долго пахали целину. Интернет-СМИ, а тем более неизвестных нас, мало кто воспринимал всерьез. Звонки в пресс-службы муниципалитета или краевикам были, как анекдот. У нас в редакции до сих пор живет цитата одной из сотрудниц пресс-службы мэрии: «Люся, возьми трубку, тут это… Ваня.ру звонит».

Какое место вы занимаете среди СМИ Владивостока? И что думаешь о ваших слабых местах?

Нам легко находится место «номер один» в списке самых читаемых масс-медиа во Владивостоке. Наши новости ничем особенно не отличаются от других, кроме самого важного — независимостью и пониманием разницы между СМИ и СМП (средством массовой пропаганды). Мы занимаемся только одной пропагандой — свободы информации.

Обожаю говорить про наши слабые места — их хватает. Управленческие, творческие, лично мои неудачи. Они влияют на жизнь всего издания. Ошибки журналистов, которых подвел, казалось бы, доверенный источник. Банальная нехватка кадров. Хотя у нас довольно крупные силы, и нам всё по плечу. Но мы хотим больше.

News Vl (9)

Есть ли что-то, что вы сделали первыми среди городских интернет-журналистов?

Знаешь, дофига первыми сделали, но это из области изобретения велосипеда. Весь мир давно работал по этим правилам, а местные лаптем щи хлебали.

Когда меня позвали на VL.ru, я прикинул, что своего я могу внести в проект, и предложил фотать это всё. Нужно было делать фотографии отовсюду. В те времена царя Гороха местный интернет был «слепым» — тоскливый текст и, в лучшем случае, пиксельная иллюстрация из Google. Вообще не было практики фоторепортажа в местных СМИ. Мы сразу стали много фотографировать, и это сработало.

У нас достойно налажена система оперативного реагирования на события.

Мы избегаем чокнутых, лживых заголовков в стиле «Приморцам угрожает ацкая неведомая балалайка». В одном дохлом интернет-агентстве специальный человек такие заголовки выдумывает, за деньги! Это ересь полнейшая. Такие неочевидные для пользователя штуки, тем не менее, позволяют добиться доверия у думающего читателя. В целом, первые мы в том, что не торгуем профессией.

Такая отзывчивая и активная аудитория есть только у нас. Нашу «ленту», во многом, делают сами владивостокцы. У нас с ними любовь, особенно в комментариях.

Из того, что мы в последнее время хорошо освоили, — это онлайны, оперативные заметки с места событий. Есть у меня такое шутливое понятие «доктрина тотального онлайна», коллегам почему-то от него не смешно.

News VL (8)

Ты уже сказал про фоторепортажи, а как развивалась фотослужба дальше?

Фотослужба — это наша гордость, наш козырь. Как я сказал, акцент на фото делался с первого дня жизни «Новостей», так и повелось. По-настоящему, серьезно фотоконтент на VL.ru стал развиваться с приходом в команду Юрия Смитюка (в настоящее время собственный фотокорреспондент ТАСС по Дальнему Востоку — прим.ред.). Сейчас это суперпрофессионал, не знаю, кто его в какое место в детстве укусил, но он очень талантливый человек. Пришел он совсем неопытным, но вырос вместе с нами.

Долгое время Юра был шеф-фотографом, потом уступил это место Сергею Орлову. Этого парня, вообще, чёрта с два сломишь! Звонишь ему в два ночи, отправляешь снимать снежный пипец на улице — ок. В Уссурийск среди ночи на аварию на железной дороге — ок. И ему это нравится. Этих двух ребят объединяет качество, необходимое для работы в новостях, — они маньяки. И у нас таких большинство.

Как получается, что вы более оперативно отрабатываете некоторые темы? Например, те, что связаны с криминалом и происшествиями.

Это результат наших совместных усилий и сочетание множества факторов. Мы построили некую упорядоченную систему на основе полного хаоса. При работе с новостями счёт идет на секунды, чтобы проверить и обработать информацию. Мы думаем, что новость может состоять и из одного предложения, как твит или короткий пост в соцсетях. Главное, чтобы сведения были достоверными.

В дальнейшем, мы обновляем публикацию новыми подробностями, указывая время апдейта. Таким образом, формируется нечто вроде онлайн-трансляции, когда редактор в простой форме, не требующей много времени и труда, информирует аудиторию о происходящем. В это время вся редакционная машина работает на полную силу, чтобы нам было что сообщить читателю.

В любом случае, у вас есть же свои источники.

Источники — бесценный ресурс любой редакции. И горе тому журналисту, у которого их нет. Работа с источниками — это искусство, которое строится месяцами и годами. Чем чаще его сведения подтверждаются, тем выше к нему уровень доверия.

Надежные контакты с представителями самых разных служб и ведомств — это многолетний труд наших журналистов. Важно понимать, что длительные доверительные отношения с людьми, обладающими ценной информацией, не купишь ни за какие деньги. Жажда наживы здесь не работает.

И все же, наш главный источник — это наши читатели. Именно им принадлежит большинство публикаций, вызвавших широкий общественный резонанс.

News VL (2)

Сколько сейчас в штате человек, есть ли у них журналистское образование? И какие требования для новичков?

Я бы сказал — не в штате, а «в активе». Людей, готовых прямо сейчас работать, порядка тридцати человек. У всех есть своя специфика и особенности, уровень компетентности в темах. Нам бы надо человек двести, по-хорошему.

С журналистским образованием, муаххаха…! Наверное, человек шесть или больше. Еще есть психологи, политологи, пиарщики, биологи, нефтяники, японисты.

Что касается молодых журналистов, лучше и проще их обучить, чем переучить. Человек, который пишет заказуху, клепает лживые заголовки, шаманит «эксклюзив» из пресс-релизов, ворует у конкурентов — не наш человек. Нужные качества можно привить, устранить недопустимые — почти невозможно.

Какие важные правовые аспекты должен понимать журналист, когда он выпускает материал?

Это такой совсем общий вопрос, на него можно отвечать томами текста. Главное — достоверность публикуемых сведений. Нужно, чтобы было четкое понимание обязанности журналиста проверять информацию. Необходимо избегать домыслов и ложных утверждений. Порой даже неумышленная ошибка в работе журналиста может доставить главному редактору массу неприятностей.

Необходимо быть честным с собой и с читателем, важно соблюдать этот принцип в каждом написанном слове. И проверять, проверять, проверять. Не могу не отметить, что у нас тоже случаются ошибки, в реальной журналистике от них никто не застрахован.

Что тогда думаешь по поводу журналистского образования во Владивостоке?

Когда я учился на журфаке, уже наблюдались некоторые проблемы. Мой курс на подножку паровоза заскочил, можно сказать. Мои старшие товарищи, отличные спецы — Паша Зайцев, Паша Раилко, Андрей Кармаданов, Илья Белов — почти все «факапили» сессии, но их держали. Потому что они работали. У руководства факультета было понимание, что журналист должен сразу работать. Тогда можно было рассчитывать на скидки во время сессии. Правда, сразу после нас пришел очень яркий курс — Леша Кручинин, Женя Подтергера, Андрей Кузьменко, Вил и Толя Филатовы. Россыпь талантов.

Потом какое-то совсем «днище» настало. По-моему, нашей журналистике сейчас перебивают хребет. Мне грустно смотреть, как студентам прививают работать не журналистами, а пропагандистами. Не профессии учат, а родину любить.

Точно знаю два имени действительно талантливых выпускников современного журфака — Диму Комарова и Игоря Прилипко. Еще Катя Зайцева наша классно работает по спорту.

News VL (7)

Я знаю, что ты против, но были ли у вас контракты с госорганизациями? Насколько это полезный опыт?

Не было никогда, и это позиция, да. Совпадающая с некоторыми правовыми аспектами. Нас приглашали сотрудничать и «белый» дом, и «серый». Но в их понимании, за три копейки они могут по звонку диктовать, удалять и править. Мы на это не согласны, что их немало раздражает. Мы — не пресс-служба города или края, но с уважением относимся к людям, которые там работают. Слегка им сочувствуем.

Вы испытываете давление со стороны власти или силовых ведомств?

Не люблю разговоры про давление власти на СМИ. Могу сказать, что всё происходит в рабочем порядке. Трения порой возникают, но это нормально. Если какое-то давление и будет, мы не из тех, кто станет кричать об этом на каждом углу.

Давление власти на СМИ гораздо опаснее и показательнее происходит в формате заключенного договора — на как бы «освещение деятельности» какой-либо администрации или госоргана. Когда журналистам указывают, как и что писать, какие темы не трогать, каких людей не фотографировать, и прочее. Вот это действительно кошмар для профессии. «Новостям VL.ru», в этом смысле, грех жаловаться.

О чём вы никогда не будете говорить в «Новостях»?

Нет запретных тем. Но опять же так повелось, что на «ленте» желательно не должно быть двух тем — КВН и геев. Но и эти иной раз проскакивают.

News VL (6)

Самые важные темы в 2015 году, которые вы поднимали, и которые имели резонанс?

Выделение денег налогоплательщиков на «Хаятты». Плохо, что людям на эту тему по большому счету плевать. Нет осознания того, что эти деньги из их карманов взяты.

Самый жуткий в году эпизод жизни нашего общества — убийство девочки …Ирины Шевцовой. У меня двое детей, и, кажется, я до 11-го класса своих в школу буду за ручку водить. Беспалов бегал… Город всколыхнулся. Как и в случае с Шевцовой, такие беды становятся общими и сплочают людей.

Как будете меняться в дальнейшем?

Мы будем меняться эволюционно, с учетом запросов читателей и экономики. Главное, чтобы нам не мешали. Надеюсь, что самыми популярными публикациями в 2016 году станут: открытие океанариума, достройка «Хаяттов» и громкая отставка по заслугам. А не драки, убийства и прочий русский трэш.

Какие федеральные и зарубежные СМИ для тебя важны, как ориентир?

По-моему, «Медуза» хорошо работает. РБК читаю, хоть они и любят либеральный мистификасьон. Еще «Русская служба BBC», Lenta.ru после ухода Тимченко сохранила кондиции, толковое издание, очевидно лояльное, но с оговорками. «РИА Новости», Интерфакс, ТАСС — это ориентиры.

Ты около десяти лет работаешь в «Новостях», есть усталость?

Не представляю себя без редакции и новостей — это дело моей жизни. Хотя усталость есть, да. Я за сменяемость власти. Но вряд ли я смогу работать в издании, где мне указывают, кого надо любить. Лучше поросят или страусов пойду разводить.

В связи с ситуацией в России, какие прогнозы твои на 2016 год для журналистики и в контексте с цензурой?

Прогнозы — каждый день на нашей ленте в шесть вечера, от салона «Мандрагора». Полагаю, ничего особенно не изменится. Все также — заболочено. 2016-й ведь не объявили годом свободы слова в России?

  • Вася

    10 лет пишет что хочет, ни от кого не зависит и жалуется на свободу слова. Похож на моего соседа который меняет машину каждые три месяца, не вылазит с курортов и постоянно плачет что нет денег, а ну и еще постоянно хочет сменить власть.

    • Дмитрий

      Все писать все равно нельзя, так что я понимаю так – 10 лет пишет все что хочет из того что можно.

  • Тёма

    Единственное слово “любовь” в тексте надо взять в кавычки – так точнее будет.

  • Тёма

    >Но опять же так повелось, что на «ленте» желательно не должно
    >быть двух тем — КВН и геев.
    Видимо, Иван – латентный КВНщик…

  • http://tochno-tochno.ru Константин Коковихин

    Понравилось.

Новые материалы