11 декабря 2015 — Город
Композитор Илья Бешевли: «Мне пытаются навязать академическую эстетику»
Накануне концерта в Пушкинском театре рассказываем о восходящей звезде русской неоклассики

Текст: Антон Строгонцев
Фото: из архива музыканта

Во Владивосток 13 декабря явится авангард наступления резидентов концертного агенстства FBITS. Интервью с молодым композитором из Красноярска Ильей Бешевли поможет быть готовым к встрече.

2012 год так и не принёс нам конца света, а для студента СибГТУ Ильи Бешевли и вовсе стал началом новой жизни. Выросший в музыкальной семье, он, казалось, с рождения обречён был сидеть за фортепиано. Но никто не полагал, что красноярского «технаря» назовут восходящей звездой российской неоклассики.

Сейчас Илье Бешевли — 24 года; к чему привели музыканта первые самостоятельные шаги трёхлетней давности? Он поступил в РАМ имени Гнесиных, поселился в Москве, успел пережить разрыв отношений с московским лейблом, с британским — выпуск альбома, сведённого на легендарной студии Abbey Road.

Как считаешь, в чём причина растущей популярности неоклассики?

Люди хотят чистой и простой музыки, ярких интонаций, отражающих дух времени. 

Сейчас я недоволен тем, куда стремится стиль, — большие композиторы сводят всё к полному примитивизму и спектру рынка. Например, мне не понравился новый альбом Людовико Эйнауди. Возникает ощущение, что он специально отказался от мелодии, поэтому художественные образы, чувства, истории выражены не так ярко. Зато это супер-продукт для паблишинга — кино, рекламы; настоящая находка, да и с большим именем. А основная масса людей всё это принимает со словами: «Вау, какой шедевр, маэстро!». Меня это пугает.

Что даёт классике приставка «нео»?

Вообще, музыковеды ругаются, когда подобную музыку называют неоклассикой. Это скорее минимализм, и он тоже бывает разный. Академики признают, например, Стивена Райха или раннего Филипа Гласса. А музыка вроде Людовико, моей, Яна Тирсена для них — низкопробная попса.

ilya-beshevli2

Расскажи, как проходит учёба в РАМ имени Гнесиных, какое там отношение к твоей музыкальной деятельности?

Одногруппники нейтрально относятся, а преподавателей я побаиваюсь. Иной раз, если речь заходит о моих концертах, стараюсь сразу съехать и сменить тему.

Сейчас мне пытаются объяснить и в каком-то смысле навязать академическую эстетику и мышление, но я так до конца её и не понимаю. «Гнесинка», так или иначе, меня ломает, а я пытаюсь не сломаться. Иногда устаю от фортепианной и классической музыки и слушаю инди-фолк — Бена Ховарда, например. Мне нравится всё, что сделано вкусно и с душой.

До поступления я пробовал немного экспериментировать, хотел даже написать несколько пьес для аккордеона со струнными. Но всё ушло в московскую суету. У меня вообще сейчас переломный момент.

Шумный город как-то влияет на твоё творчество?

Пока только негативно: связей я не получаю, условий для существования, таких как дома, в Красноярске, тут нет. Да и с «Гнесинкой» я против течения… Сомневаюсь, но всё ещё учусь почему-то. Что-то внутри меня говорит: «Не рыпайся и терпи, стой до конца». Может, это совсем неправильно и губительно, что я так иду против себя. А может, это мне всё дано для того, чтобы выстоять и стать сильнее.

ilya-beshevli

По-твоему, что отличает неоклассика от рокера?

Мне кажется, аудитория и её отношение к артисту. Если рокеры — это тусовщики с ящиком водки и тому подобное, то неоклассика видят как носителя культуры, мастерства и чего-то волшебного.

А что происходит у тебя в гастрольном закулисье? Там есть место «року»?

Этого мне хватило в период с 18 до 21 года. А в остальном, после концерта не помешает немного вина и вкусной еды. В каждом новом городе я стараюсь выяснить, в первую очередь, про красоты местной природы. Природа всегда интересует меня больше всего. В Казани я даже специально сдал обратный билет и остался ещё на сутки, чтобы посмотреть голубые озёра.

Во Владивостоке ещё не планировал ничего конкретного, но хочу увидеть Золотой мост и Маяк, попробовать настоящего дальневосточного краба. (улыбается)

Кто занимался организационными моментами во время паузы в сотрудничестве с лейблом?

Я сам делал свои концерты. Сейчас мы вновь нашли общий язык с лейблом и работаем вместе, но только по выступлениям. Выпускаюсь я в Англии.

Сложной была работа над последним релизом?

С записью альбома «Wanderer» было много историй, удач и неудач. Я получил огромный опыт, наделал кучу ошибок, на которых учусь теперь. Но в итоге самим звуком я не очень доволен. У нас в России вообще проблема со звукорежиссерами, которые смогли бы записать мою музыку на должном уровне.

Какого уровня ждёшь от площадок для выступлений?

Лишь бы было фортепиано, но «живое»: у меня принцип — не играть на электронных. В бар или клуб вряд ли пойду выступать, но есть исключение в Кемерово — это бар «Маяк». На моём концерте он превращается в душевный камерный зал, и люди знают, на что идут. Для меня концерты — это самое главное, яркая радость и правдивая отдача от того, что я делаю.

Подробности о концерте Ильи Бешевли во Владивостоке

Новые материалы