16 ноября — Город
Личный опыт: Что такое быть беженцем в России?
История парня и девушки, которые уехали из Украины и познакомились в ДВФУ

Текст: Мария Прус
Фото: Дарья Розина

Чуть больше года назад в Приморском крае стали появляться беженцы из Украины. Из-за войны они остались без квартир, семей, работы и поехали искать лучшую жизнь в Россию. Корреспонденты «Владивосток-3000» встретились с украинскими парнем и девушкой, которые познакомились уже во Владивостоке, оказавшись в одной учебной группе университета.

Переезд

Кристина Космачёва (19 лет), студентка

Я жила в Горловке, училась в Донецке. Когда всё началось, мы с семьёй решили уехать. Я, мама и отчим. Просто забрали все документы, сели в поезд и уехали в Крым, где нас поселили в лагерь «Артек». Нам повезло, что там было первое время питание, но всё равно приходилось подрабатывать, так как на остальные нужды денег не было.

Потом нас отправили в военный городок. Женщин и детей поселили в помещение, а мужчин — в палатки, точнее, под натянутый брезент. Это был конец августа 2014 года, начинало холодать.


Для того чтобы уехать в другую часть России, нужно было записываться в специальные списки. Если ты успеваешь это сделать, то тебя отправят туда, куда хочешь. Если не успеваешь, тебя отправят в другое место.


Многие семьи из-за этого оказались разбросаны по стране. Мы решили поехать в Саратов. Когда мы уезжали из Крыма, нам говорили, что мы будем жить в самом городе, нам предоставят работу и жилье.

В итоге нас закинули за триста километров от Саратова, в пункт временного размещения переселенцев (ПВР). Мы жили в селе Александров Гай, где местные жители к нам хорошо относились, поддерживали и всё понимали. Там моя семья провела девять месяцев. Мы жили на деньги, которые зарабатывал отчим, ему повезло устроиться на официальную работу.

Но подходило время, и нам сказали, что пора уезжать. На выбор было предложено несколько приоритетных зон в России. Мы выбрали Приморский край, потому что здесь уже был дядя, и море сыграло свою роль. Билеты нам купила служба УФМС, так как это положено по закону, но мы добивались этого не один месяц. Ехали мы в Приморье 7 суток.

Ukraine VL (5)

Илья Луговой (21 год), студент

Я жил в посёлке городского типа рядом с Донецком. Хотел учиться в Донецке, но когда поступил, ситуация начала обостряться, и находиться там было подобно самоубийству. Понимая, что учёбы нет, работы нет, делать там особо нечего, мы с семьёй решили переехать. В Ростовской области у нас уже были родственники в ПВР, мы решили переехать к ним. 30 августа 2014 года мы уехали. Я, родители и бабушка.


Самым страшным было переходить границу, когда ты видишь много семей с баулами. В глазах — страх и непонимание происходящего.


В Ростове мы пробыли дней семнадцать, там нам предложили переехать в приоритетные регионы. Это те, где требуется рабочая сила. Приезжали представители из этих областей и говорили, куда мы едем, и что нас ждёт. Предлагали Сургут, Мурманскую область и Приморье.

Благодаря этим, не совсем правильным рассказам, нас заманили в город Артем. Сказали, что тут недешевые продукты, но очень много работы и невероятные зарплаты. Конечно, нам обещали жильё. По приезду всё было иначе. И этих людей больше никто не видел.

Мы ехали восемь суток в плацкарте по транспортным путям. Это дополнительные колеи, которые не идут по основному маршруту. Часто надолго останавливались, пропуская другие поезда. Состав никуда не спешил.

Приморье

Кристина

Здесь нас уже ждал дядя со своей семьёй. Хотя он уехал из дома позже нас, на Дальнем Востоке оказался быстрее. Сначала мы ненадолго остались у него, а позже нашли себе квартиру. Сейчас моя семья живёт в Находке, а я учусь во Владивостоке. Было трудно с жильём, работой.

У мамы и у отчима тринадцать лет стажа в электросетях, и они решили пойти туда. Но местный начальник сказал им: «Не родился ещё тот человек, который попал бы к нам без родственных связей». Проще говоря, «Кум-энерго». 

Лишь месяц назад, спустя год, мама смогла устроиться на официальную работу продавца-кассира. Отчим до сих пор этого сделать не может, подрабатывает неофициально. Я сейчас учусь на первом курсе и пока нигде не работаю.

Ukraine VL (4)

Илья

Вместо Артема мы попали в село Евсеевка, за пятнадцать км от города Спасск-Дальний. В этом селе есть летний детский лагерь, он находится в горах. Мы жили в фанерных домиках в течение месяца, уже осенью. Было холодно и постоянный ветер. Потом приехал глава соседнего гарнизона, который предложил переселиться туда. Сказал, что даст квартиру, и если мы её как-то обустроим, то сможем там жить. 


От государства нам досталась электрическая печь «Мечта», с двумя конфорками. И всё. Но света у нас не было, как и воды, поэтому плита не помогала.


Спали мы сначала на трёх раскладушках, а потом по гарнизону зов пошёл, и нам начали собирать мебель, предметы быта. Так понемногу и стали жить.

На работу первый устроился я, потому что родителей не брали из-за проблем с документами. К тому же, они уже не молодые. Кому нужны на работу взрослые иностранные граждане? 

Мы вчетвером жили на мою зарплату — 15 000 рублей в месяц. Со временем родители всё же нашли работу, а я поступил в университет. Но я бы не стал учиться, если бы ситуация с заработком в семье не изменилась. Кроме этого, у меня есть работа в интернете, я являюсь администратором одной крупной страницы «ВКонтакте». Бабушка не получает пенсии, и уже, наверное, не будет, её обеспечивают родители». 

Ukraine VL (3)

Льготы

Кристина

В России бытует мнение, что переселенцы получают деньги, какие-то 800 рублей в месяц или миллион подъёмных, будто нам дают квартиры. Это совсем не так. 


У нас нет никаких льгот — ни в учёбе, ни при устройстве на работу. Ты приезжаешь, а тебя не хотят никуда брать, ты никому не нужен.


Если удаётся найти работу, то работаешь. Чтобы поступить в вуз, я сдавала внутренний экзамен. Здесь есть одна льгота для переселенцев при поступлении — это возможность участвовать в конкурсе на бюджет.

Документы

Кристина

У нас были ужасные проблемы с документами. Чтобы получить паспорт, нужно сначала получить временное убежище, разрешение на временное проживание (РВП), свидетельство переселенца, а только потом смогут начать делать паспорт. 

Мы больше года в России, а паспортов у нас нет. Мы до сих пор иностранные граждане. УФМС обещает одни сроки, а на деле после четырех месяцев в Приморье ничего с места не двинулось. Срок получения удостоверения участника программы соотечественников составляет 60 дней, но с 13 августа ещё ничего не готово. Что мы оформили в Саратове, с тем и ходим до сих пор. 

Ukraine VL (9)

Родина

Кристина

У меня есть старшая сестра, бабушка и дедушка, но они остались в Украине — там, где более-менее спокойно. Я очень по ним скучаю. У нашей семьи есть дом в Артемовске и квартира в Горловке. Там никто не живёт, квартира пустует. Наверное, нет окон и дверей. Если дом вообще ещё стоит, а не превратился в кучу камней.


Летом я полечу домой, мне всё равно на политическую обстановку. Там родные, друзья, дом, я не смогу сидеть здесь…


Конечно, мне страшно, ведь я буду уже россиянкой. С одной стороны украинская власть, с другой ДНР. Но Родина дороже всего. 

Илья

Я не полечу домой в ближайшие лет пять. Внутри уже всё успокоилось. Скучаю, конечно, но дома никого нет, все разъехались. Нужно «пустить корни» во Владивостоке.

Сложности

Кристина

Для меня самое сложное было и есть — это тоска по Родине и новые люди. Везде свой контингент, люди разные. Встречаются те, кто с пониманием относится, а есть те, кто считает, что мы у них что-то отбираем. Работу, жильё, деньги. Все думают, что нам классно живётся, и мы получаем от государства всё необходимое. Не знаю, на чём основаны такие мнения, но это не так.

Илья

Для меня самым сложным было адаптироваться. Люди в России другие, у нас добрее. У вас холодные.

Когда приехал, то работал с людьми постарше, и там были очень натянутые отношения. У нас такого нет, любой коллектив — это семья. В маршрутке едешь, пять минут поговорил, и вся маршрутка уже болтает.

Ещё было сложно, когда ты сидишь в лагере, и не знаешь, что с тобой будет дальше. У тебя осталось два дня, и единственный выход — улица. В ПВР можно было жить месяц, а потом идите, куда хотите. И так только здесь, в Приморье, в Ростове можно было жить хоть сколько.

У нас нет места, куда мы можем пойти и попросить помощи. Наверное, только церковь.

  • Anastassia

    могу сказать только то, что мир – это зеркало. вокруг меня, например, только удивительные люди.

  • Алексей Данилин

    “В России бытует мнение, что переселенцы получают деньги, какие-то 800
    рублей в месяц или миллион подъёмных, будто нам дают квартиры. Это
    совсем не так.” – верю, об этом не слышал.

    “У нас нет никаких льгот — ни в учёбе, ни при устройстве на
    работу. Ты приезжаешь, а тебя не хотят никуда брать, ты никому не нужен.” – а вот это не совсем правда. Летом на сайте ДВФУ висел приказ ректора о льготном зачислении беженцев и жителей Крыма(если я ничего не путаю).
    И неофициально рассказывали, что для беженцев и жителей Крыма в общежитие можно совершенно спокойно заселиться (по-моему даже бесплатно)

    • Надежда

      Ну написать приказ и вывесить его на сайт, это легко, типа мы такие хорошие, помогаем. А на деле могло оказаться что: Ой извините, мест в общежитиях нет, и на бесплатную основу тоже уже нет, набрали. И так могли отвечать каждому такому беженцу.

      • Алексей Данилин

        Могли то, могли, но…

        Всевозможные списки (мест в общежитие и
        бюджетных мест свободныхзанятых) были в открытом доступе и если вам в
        лицо врут, то это легко проверить, если же действительно мест не
        осталось, то соискатели (даже если это беженцы) сами опоздали и никто
        кроме них в этом не виноват(даже учитывая их положение).
        Или вы предлагаете зачисленных отчислять?

        • Мария Прус

          Алексей, вы совершенно правы о льготах для жителей Крыма. Действительно, для них есть возможно поступить на бюджет вне основного конкурса.
          Для переселенцев же и беженцев такой возможности нет. Они не сдают ЕГЭ, но пишут вступительный экзамен, благодаря этому герои материала учатся в ДВФУ. Общежитие в ДВФУ платное для всех проживающих как в кампусе, так и в городских общежитиях.

          • Алексей Данилин

            Ааааа, ну ладно, тогда.

          • Кристина Космачева

            Я та самая девушка из интервью, хотелось бы сказать следующее: действительно, льготы есть, но они для крымчан, но не для Донбасса. Мы как и все сдавали экзамены при вузе, как и все оплачиваемой общежитие, и не жалуемся.

          • Алексей Данилин

            Да, да. Я вспомнил. Ну ошибся, что ж, бывает)))

  • Jaysey Jays

    Я конечно негативно к вынужденным переселенцам не отношусь. Но и позитива не испытываю. Исключительно отношение на общих основаниях как и к своим соотечественникам. Но так и напрашивается вопрос – приезжая в другую страну, ждать что будет множество преференций от государства к этим гражданам, при отсутствии таких к своим, и при этом жаловаться на это?… Думается это как-то странно… Может нужно было тогда не в Россию ехать, а в Киев – это же столица их Родины, по который они так скучают теперь (или я не правильно понял контекст цитат девушки по тоске о Родине??), зачем границу то переходить? Раз выбрали другое государство – будьте готовы что сложности будут. Ну а если сейчас в России довольно таки возможно стало жить – ну так живите, работайте, развивайтесь. Тем более я так понял образование молодые люди за счет бюджетных средств осуществляют? Да и поступили думается без сдачи ЕГЭ? Иначе тот прейскурант который ВУЗ выставляет за специальности они бы явно не потянули. Далеко не каждая приморская семья может платное обучение в ДВФУ позволить. Да и ВУЗ то далеко не самый захудалый в стране. Про это в статье как то не упоминается – дескать внимания не достойно. Если кратко то вся статься про то “как все плохо, ничего нет, а должно бы все быть”. Будет – все в их руках, и именно Российская Федерация предоставляет возможность получения бесплатного образования в одном из престижнейших ВУЗов страны, а не то, откуда они пусть и вынужденно, но переехали. Если в чем то не прав- прошу поправить.

    • Catherina

      Вот и мне интересно, на какие такие средства они учатся в ДВФУ. И на каком факультете?

      • Мария Прус

        Ребята учатся на бюджетной основе, для этого сдавали вступительный экзамен.

    • Кристина Космачева

      Добрый вечер. Вы просто не были на нашем месте и не дай Бог конечно. Приехали мы в Россию ,потому что не поддерживаем местную власть. Естественно есть тоска по Родине, как иначе? Я жила там 18 лет, и для всегда дом будет там ,где я родилась, я не отрекаюсь от родных окрестностей. Мы действительно учимся в ДВФУ, и как Вы говорите”сами бы не потянули”- это не так. Мы своей головой сдавали экзамены, сами устраивались. Я во время того как находилась в Саратовской области училась в лицее ( так как набор в высшие учебные заведения закончился) на программиста, закончила с красным дипломом – своей головой. Мы и слова не сказали о том, что у нас все должно быть, мы на таких же условиях как и все и не делаем из себя жертв. Да, так вышло, мы далеко от дома, но не смотря на это, мы продолжаем жить и приспосабливаемся ко всему с нуля.

  • Екатерина

    У меня двое знакомых (всю жизнь проживших здесь) по 8 месяцев искали работу….
    Сейчас огромные сокращения в сфере энергетики (сама в ней работаю), частые задержки и значительные уменьшения зарплат….
    Просто беженцем удобно быть в образе жалеющих себя….
    Всем непросто. И всем некуда пройти просить помощи…

    • Кристина Космачева

      Вы не правы, мы себя не жалеем. Мы как и все, просто написали о том, что происходит у нас в жизни, всего лишь.

  • Ilya Semchenko

    Жаль, ужасно жаль. То что происходит на Украине – большая трагедия. Ребята, держитесь, теперь мы ваша семья. Да мы может быть немногословны и скуповаты на эмоции, но внутри не менее остальных человечны, а в чём-то может и поболее ;) Круто что вы нашли друг-друга. Всё устроится. Какие ваши годы. Жизнь продолжается, наслаждайтесь! Тем более, что вы попали в лучшее место на земле, просто пока не поняли этого.

    • Кристина Космачева

      Спасибо большое! Мы в безопасности- уже хорошо. Мы встречали довольно много людей, которые сочувсвуют и помогают. Спасибо им за это. Не важно место, национальность, главное-человечность! Спасибо за единственный доброжелатеный комментарий)

  • Boris Linnik

    “В маршрутке едешь, пять минут поговорил, и вся маршрутка уже болтает”

    Так вот, чем объясняется всё происходящее. Видимо, точно так же сначала отдельная группа товарищей пять минут прыгает на Майдане, а через час за ними уже повторяет вся страна.

    “Люди в России другие, у нас добрее”

    Это, напомню, речь идет о стране, где хором скандируют “Москалей на ножи”, радуются, что в здании заживо сгорело несколько десятков человек и год поливают соседей кассетными боеприпасами. Зато, наверное, всё это делается с теплой ламповой добротой внутри.

    И вот если претензии есть не только к условиям жизни (кстати, как уже кто-то правильно заметил в обсуждении, никаких преференций здесь нет и для своих, а не только для приехавших), но и к менталитету, то возникает вопрос – зачем сюда ехать? Можно было уехать в Киев или остаться и продолжать жить в Новороссии (народ ведь там как-то приспособился к новому укладу жизни).

Новые материалы