9 ноября 2015 — Город
Антон Белов («Гараж»): «Вы можете сделать азиатскую биеннале современного искусства»
О том, как на «Заре» прошел круглый стол с руководителями музеев и галерей приморской столицы

Текст: Марина Соболева
Фото: Дарья Розина

В преддверии открытия центра «Эрмитаж» и спустя два года работы ЦСИ «Заря» во Владивостоке прошел круглый стол «Художественная институция как форпост». Корреспонденты «Вл3000» побывали на событии и записали ключевые цитаты.

Участники дискуссии: 

  • Антон Белов, директор музея «Гараж» (Москва); 
  • Кейт Фаул, главный куратор музея «Гараж» (Москва); 
  • Алёна Даценко, директор Приморской государственной картинной галереи (Владивосток); 
  • Вера Глазкова, основатель галереи «Арка» (Владивосток); 
  • Александр Городний, директор музея «Артэтаж» (Владивосток);
  • Алиса Багдонайте (Москва-Владивосток), куратор ЦСИ «Заря».

О современном культурном развитии Владивостока

Алиса Багдонайте: Во Владивостоке развитие институциональной сцены идет полным ходом. И сегодня в городе работает большое количество интересных заведений, представители которых здесь находятся. У нас в Приморье планируется разрастание этой институциональной сетки, потому что Алена Даценко уже начинает возглавлять центр «Эрмитаж».

Алиса Багдонайте

Алиса Багдонайте

Кейт Фаул: На художественной сцене что-то меняется, потому что сейчас вливается больше денег в регион. Происходит переход определенных культурных ценностей и смещение акцента, которое общество уделяет искусству и культуре. Мне кажется, что необходима профессионализация и формализация этих условий.

Алиса Багдонайте: Мне кажется удивительным, что при тех инвестициях, которые местные институции делают для художников, в том числе и презентации в Москве и в других городах, пока не случилось ни одного действительно владивостокского художника, известного где-то за пределами края.

Антон Белов: Я, честно говоря, немножко обалдел уже от этого города. Я слышу, сколько здесь институций и коллекций. Вот приехал в модный центр «Заря», вчера сидел в «Соли» (центр современного искусства «Соль» — прим.ред), нас возит человек, который понимает в искусстве всё и сыпет такими именами, о которых у меня и кураторы не все в курсе. Я знаю многие регионы, в которых ничего нет, а они там, знаете, ходят, гремят по Москве. Вы же объективно лучше.

Антон Белов

Антон Белов

О работе куратора

Алиса Багдонайте: В связи с развитием Приморья, о котором мы говорим, первопроходцев здесь будет очень много. Момент манипуляции этим материалом восхитительный, но при этом очень опасный, потому что вы сразу можете сглаживать «рельсы», которые ведут материал, определенным видением и интерпретацией. 

Кейт Фаул: Работа куратора заключается в том, чтобы быть мостом между различными людьми. Я думаю, что главное — это слушать, задавать вопросы и думать с перспективой. При этом пытаться учитывать и местную политику, и возможные потребности местной аудитории, на чей отклик мы можем рассчитывать. То есть куратор — это усилитель потенциала, который есть на определенном месте.

Кейт Фаул

Кейт Фаул

О завоевании территорий

Алиса Багдонайте: Вот «Эрмитаж» не хочет сделать филиал в Перми или где-нибудь еще, он делает это на Дальнем Востоке. Всем важно охватить территорию. Мне кажется, что в засилье институций есть некоторое закрепление границ, и поэтому средства, которые спускаются, направлены на это. Мы получаем очень много заявок в арт-резиденцию «Заря», и в каждой третьей или четвертой художники пишут: «Я хочу ехать в поезде, смотреть на Россию, фотографировать или рисовать, а потом выставить во Владивостоке». 

О новых площадках

Алёна Даценко: На сегодняшний день, в галерее из 8 000 произведений в доступе для зрителя находятся только 250, и это лишь постоянные экспозиции. Мы надеемся, что с открытием центра «Эрмитаж-Владивосток» решится проблема расширения выставочных площадей.

Мы планируем делать сменные экспозиции, показывать развитие приморского искусства, начиная с самых ранних художников и заканчивая современными этапами. Сам бренд «Эрмитажа» — очень манящий и огромный, это здорово. Но я, ни в коем случае, не скажу о том, что приморские художники станут для нас второстепенными.

Алёна Даценко

Алёна Даценко

Александр Городний: Две выставки в «Артэтаже» готовятся уже сейчас, несмотря на ремонт. Также планируется открыть три зала постоянных экспозиций, каждый по 130-150 квадратных метров. Будет зал «Дальний Восток -Сибирь», где в приоритете мы начнем показывать наших приморских художников. Затем появятся зал с искусством центральной части России и работы иностранных художников.

О менеджменте культуры

Алёна Даценко: Вы говорите, что сейчас идут большие вложения в Дальний Восток. Я честно признаюсь, что на базе нашей галереи практически нет таких культурных менеджеров, которые могли бы эти средства использовать. И мы готовы этому научиться, но вопрос, кто бы нас мог этому научить?

Антон Белов: Зовите варягов, людей из региона, чтобы они подтаскивали связи. Я своих специалистов ищу или выращиваю внутри музея. По международным меркам такие единицы готовятся примерно пять лет, но у нас нет столько времени. Вашу проблему я мог бы решить в течение недели, обзвонив посольства и сделав для них презентацию в Москве. Если верится в это всё, и есть команда, то всё остальное двигается.

Александр Городний

Александр Городний

Об оттоке людей из Владивостока

Ольга Сомкина, журналист: Нам не хватает грамотных искусствоведов. Многие люди, которые были настроены на высокое искусство, на современное искусство, на потребление его грамотно и правильно, уехали. Нам не хватает тех, кто бы донес до публики идеи и мы, как журналисты, могли бы это ретранслировать.

Александр Городний: Той аудитории уже нет и не будет. Насчет комфорта населения, нужно, чтобы люди не уезжали, чтобы было кому читать эти статьи и покупать картины. Но Владивосток исторически сложился, как проездной город: то солдаты с матросами, то всякие строители приехали-уехали, схватили, убежали и всё.

Кейт Фаул: Люди, которых я встречаю, особенно увлечены вашим городом. Я познакомилась с художником Павлом Шугуровым, который считает Владивосток своей миссией. И я запуталась, почему тогда есть жалобы от институций, а художники говорят: «Да, мы уже тридцать лет здесь работаем, и нам нравится всё». Если люди уезжают, то нужно придумать, как сделать Владивосток интересным, и это можно сделать через художников.

О потенциале Владивостока, его прошлом и будущем

Антон Белов: Уже невозможно обсуждать наше прошлое и всё прочее.
Вы находитесь в регионе, где рядом есть Китай, Япония, Южная Корея и множество разных связей. У региона есть гигантский потенциал по созданию чего-то такого уникального.

Москва — это такая же провинция с точки зрения мира, как и Владивосток. Все российские достижения, по сравнению с международными, это не достижения. Вы говорите, почему ни один художник отсюда не стал известным. Но, может, вы не туда его везли? И нужно было не в Москву, а в Сеул, Токио или Пекин?

Вера Глазкова

Вера Глазкова

Вера Глазкова: Владивосток — очень самодостаточный город с богатой и активной художественной сценой. Мы уже давно обратили внимание на Азию, художники «Арки» выставляются и в Пекине, и в Сеуле. Естественно, что какие-то контакты существуют.

Если затронуть вопрос современного искусства, то о нём во Владивостоке говорят мало. Подобный разговор стал очень активным, когда открылся ЦСИ «Заря». Тогда появились слушатели и зрители, которые готовы обсуждать эту тему.

Александр Городний: Мы уже устали слушать о том, какие мы тут перспективные. Мы об этом знаем давно, и не ждем на этот счет государственных указаний, стараемся всё максимально делать сами. И мне не нравится фраза «забыть прошлое». Именно прошлым и настоящим создается будущее. Поэтому забыть прошлое нельзя, его нужно представлять грамотно.

Zarya Belov (1)

О предназначении Владивостока

Кейт Фаул: Владивосток всегда воспринимался как ворота в Азию или форпост Дальнего Востока. Нужно расширить группу художников, либо найти способ, чтобы заставить людей, которые не слушают, услышать. Или вопрос в том, чтобы найти свою идентичность по отношению к Западу, США, Европе, или это вопрос интеграции в Азию. Чего вы желаете, каково ваше главное желание?

Алиса Багдонайте: Разумеется, я видела ЦСИ «Заря» в роли форпоста азиатского искусства в России, чтобы мы были, как входные ворота. Не принимающей стороной, а именно отправляющей, с уникальной экспертизой и определенными тенденциями. Но вначале нужно показать пул русских художников, чем мы активно и занимаемся. А этих российских художников «Заря» также знакомит с Владивостоком и региональными темами.

И через пять лет, я надеюсь, что тех вещей, которые мы сделали также и с помощью арт-резиденции, будет достаточно, чтобы осуществить экспорт работ художников на нужном уровне. Более того, сформировать некоторый туристический потенциал, разумеется.

Антон Белов: Вы можете, на самом деле, через пять-десять лет сделать азиатскую биеннале современного искусства во Владивостоке или арт-школу, куда будет приезжать весь Урал, чтобы учиться новым технологиям. Владивосток впитал в себя лучшие азиатские мотивы, и вы можете это подать. Главное, консолидированно двигаться.

Новые материалы